Войти Регистрация

Рожать с улыбкой: смешные истории о родах от молодых мам

Принято считать, что роды — это всегда больно и страшно. Будущие мамы в ожидании важного события, бороздят просторы интернета в поисках историй от женщин, уже переживших ЭТО. А еще очень боятся и волнуются. Но что может настроить девушек в «интересном» положении на позитивный лад? Конечно же истории из роддомов, от которых хочется улыбнуться или даже рассмеяться в голос! Специально для вас мы нашли реальные рассказы молодых мам о родах, которые заставят вас улыбнуться. Не верите? Тогда просто прочтите!

Анна Вагнер: «Рожала я долго, 13 часов. Я и попеть успела, и на мячике попрыгать, и поматериться, и потужиться «как в унитаз», и кесарево потребовать. И решили мне поставить капельницу с лекарством снотворным — типа боль уйдет, а сон придет. Эффект был прямо противоположным: спать захотелось дико, а боль стала еще сильнее. Приволокли капельницу навороченную. Я еще подумала: “Вау! Неужели наша медицина наконец-то обзавелась оборудованием нового поколения?”. Зря я так подумала. Иголки-то в меня вкололи, а что дальше делать никто не знает! Там все обозначения на английском написаны. Муж, который со мной рожал, посоветовал инструкцию почитать. Приволокли инструкцию, а она тоже вся на английском! И тут муженьку пришла в голову гениальная мысль, осенило его, так сказать: “Ты же знаешь английский — переводи!”. А надо сказать, что знаю я его на очень обывательском уровне. Представляете: лежу, ору, врачей набежало человек семь в кабинет, все стоят, обсуждают, и никто не знает, что, куда и как нажимать. Делать было нечего: между болью и матом пришлось переводить. Они откуда-то даже словарик выкопали! Перевела, кстати, почти все. Но самое странное, что когда переводила, боль почти отступала. Видимо, организм наш так мудро устроен, что переключается в стрессовых ситуациях».

Василиса Павловская: «Когда меня после родов в палату привезли, там одна новоиспеченная мама была, которая боялась ребенка на руки взять. Нянечка, не долго думая, схватила кроху за ногу, встряхнула на глазах у обалдевшей мамаши, и спокойно заявила: ”Видишь, не развалился, так чего боишься?” Как ни странно, это помогло».

Аришка Кузьмина: «Рожала я очень тяжело. Шейка совсем не хотела открываться, а мой сынок очень хотел наружу. И вот (как мне тогда показалось) уже на 198-й потуге к нам прибежала еще одна акушерка и спрашивает: ”А кого рожаем?”, а я ей в ответ на потуге, да еще и с выпученными глазами: “Вааааанечку!!!”. Смеялись все».

Дарья Буравцова: «Второго ребенка я рожала за границей. Сидим с подругой: я беременная, она недавно родила. Я переживаю, как я буду рожать, не зная языка. Мало ли что, а я и сказать ничего не смогу. Вдруг меня осеняет идея: сделать карточки и на них написать самое необходимое, например, «можно ли тужиться», «хочу в туалет», «тошнит», «дайте воды». Подруга меня обсмеяла, и карточки как-то забылись. Рожаю: на животе датчик, в руке капельница, особо не развернешься. Схватки каждую минуту идут. И тут мне вспомнились мои карточки. Я начинаю корчиться уже от смеха и говорю мужу: ”Представляешь, я бы сейчас начала карточки доставать, разбирать, что на них написано, тыкать их врачам…”. Муж потом рассказывал, что перепугался жутко. Он решил, что я от боли сошла с ума. С ним-то мы мою идею не обсуждали».

Анонимно: «Две роженицы, порвались обе, зашивает врач, юморит. Девушкам не до смеха, не отвечают. В это время в коридоре крик: “Иваныч, ты где-е-е?!” Врач, не отрываясь от шва: “Ой, как я не хочу сейчас в рифму отвечать!” Хохотали все!».

Екатерина Майорникова:«Рожаю. Потуги пошли, сил нет! Врач говорит, чтобы я не кричала, а тужилась, как будто я в туалет по большому хожу. А ведь больно, сил тужиться уже нету. Вдохнула полной грудью и начала рычать и кричать опять. Врач смотрит на меня и говорит: “Ты когда по большому в туалет ходишь, тоже также орешь? Соседи не бояться?”».

Анонимно: «А со мной на скорой в роддом дедушка поехал, сидел, нервничал больше, чем я сама. Постоянно что-то говорил. Потом задумался на минуту (единственная минута, которую он молчал, хотя обычно не многословный) и выдал так, что водитель скорой аж притормозил: “Ну ничего, зато хоть молоко своё в доме будет!”. Я после этой фразы аж забыла куда еду».

Анонимно: «Почувствовала, что в туалет хочу. Взяла рулон бумаги и направилась в туалет. Меня тормозит акушерка и говорит мне: ”Девушка, вы рожаете, идемте в родзал!” А ей: ”Сейчас в туалет схожу и пойду!”. А она меня в родзал тянет, а я давай упираться. Она такая большая — взяла меня под мышки и понесла со словами “Не переживай, сейчас и пописаешь, и покакаешь!”. Так я с туалетной бумагой в руках и родила».

Татьяна Гладкова: «Когда срок подошел, пошла бриться. Ясное дело, что итог от газонокосилки был бы лучше, но! Решила я позвать маму, чтобы проверить ”качество обработки”, так сказать. Сразу скажу, обрабатывала себя часа три! Тщательно! Фраза мамы чуть не вызвала схватки: “Ты через какую дырку мне внучку рожать собралась?” Оказывается, три часа не ту часть обрабатывала...».

Ольга Бахмет: «Первые сутки была ложная родовая деятельность. Почти все время разговаривала с мужем по телефону, а за час до родов выключила мобильник. Когда родила, мне дали телефон. Естественно, сразу звоню мужу. И что, вы думаете, он мне сказал? “Ты чего телефон отключила? Я тут переживаю, а она телефон отключает! Что за шутки?”. Я говорю: “Сына тебе рожала!”. А он: “Что, всё уже? А телефон чего отключила?”».

Анонимно: «Почувствовала родовые схватки, дело было летом. В панике, не найдя сумку, я начала запихивать всё, что могло бы мне понадобиться на родах, в рюкзак мужа. Взяла свою счастливую сорочку и меховую зимнюю шапочку, просто она у меня счастливая. В состоянии аффекта вместе с ношей и животом наперевес я доехала до роддома, благо что городок у нас маленький. В приемном покое я попросила доктора, чтобы обязательно на мне были все вещи, которые я привезла с собой, они у меня счастливые, мол, я понимаю, что не положено, но я за это вас финансово отблагодарю, только, пожалуйста, не задавайте вопросов, пунктик у меня такой. У доктора глаза загорелись, говорит, мол, не вопрос, я распоряжусь. Я доктору дала 100 долларов, мол, это предоплата, доктор аж подпрыгнул от радости. Завели меня в палату, а у меня уже такое состояние, уже от схваток ничего не понимаю, сестра привозит инвалидное кресло и дает мне вещи. Смотрю: там ночнушка лежит моя, шерстяная шапочка и коньки хоккейные. Я спросила, что это, мол, и зачем, на что сестра ответила: “ Одевайте всё и быстро, доктор сказал, чтобы всё было на вас надето!”. Я уже ничего не соображаю: доктор сказал, значит, надо. Может коньки надевают, чтобы не сбежала? Везут меня по больнице в сорочке, вязаной шапке и коньках. Народ на меня смотрит огромными глазами, даже знакомые попались с работы, и даже не здороваются, только странно смотрят на меня. Думаю, наверное, летом я зря теплую шапку надела. Завозят в палату, помогли мне в коньках на кресло забраться, лежу я вся такая интересная с расставленными ногами и все думаю, на фига на меня коньки надели?! Забегает доктор и кричит на сестер, мол, почему коньки бинтами не перемотаны? Или вы хотите, чтобы меня она всего изрезала? Сестры забинтовывают коньки, я как-то успокоилась насчет их — доктор ведь даже не удивился, а еще и сестер пожурил. Но всё же смотрю, что как-то с недоверием на меня смотрят: врачи зайдут, посмотрят на меня, хватаются за рот и выбегают, слышу, хохочут в коридоре. А я все думаю, что все же напрасно я теплую шапку летом одела. Привезли другую роженицу, рядом на кресло положили. Смотрю — она без коньков. Непонятно... Спрашиваю у доктора: ”А почему она без коньков?”. Доктор: “Так она и не просила их надеть, а у вас в рюкзаке лежали. Сами так заказывали!!!”. И тут я эти коньки узнала! Это они у мужа в рюкзаке лежали, а я в состоянии аффекта и не заметила. Объяснила им ситуацию, хохот начался полнейший. Врачи говорят: “А мы все ваши справки от психиатра просмотрели, прежде чем вам коньки нести, да и деньги за это заплачены. Мало ли, может, хотите, чтобы сын хоккеистом был? Вы же сами просили лишних вопросов не задавать”. Так и родила под общий смех своего сыночка».

Дарья Буравцева: «Когда рожала первого, меня мой отец повез устраивать по блату на дородовое. Сидим у главврача, она расписывает, как у них тут хорошо, агитирует на роды с мужем. Я отказываюсь. А она продолжает рассказывать, как это здорово. Я уже в сердцах говорю: “Да не хочу я с мужем рожать!”, а она мне: “Ну не хотите с мужем — можно с любым другим мужчиной!”».

Ольга Ипполитова: «Утром после родов просыпаюсь в реанимации. Вроде бы вся анестезия прошла, шевелю конечностями, и тут понимаю, что я не чувствую ступней, пальцев ног. Думаю, что что-то мне не туда вкололи и повредили нервы. Аж слезы на глаза наворачиваются, представляю, как теперь буду на коляске ездить. Приходит медсестра, я ей жалуюсь на это, а она говорит: “Давай посмотрю, что там у тебя”. Снимает одеяло и оказывается… что я уже больше 12 часов лежу в бахилах, и ноги просто онемели от этого! Мы долго ржали».

Анонимно: «Экстренно попадаю в роддом, схватки полным ходом, заходит молодой врач-мужчина и, улыбаясь, достает мобильный и говорит: “Окей, гугл, как принять роды?”. Я в шоке, ничего сказать не могу. А он: “Да не бойся, пошутил я!”. От страха я за два часа родила».

Алиюша Каримуллина: «Во время осмотра гинеколога всех попросили зайти в палату, лечь, оголить причинное место и грудь. Мы сделали все как положено, лежим, ждем врача. И тут в палату заходит сантехник. Вот это был смех».

Марго Нестерова: «Поступила к нам в палату девушка экстравагантная. Вся такая фифочка: и маникюр у нее, и педикюр, прическа, макияж, словно не в роддом, а на ковровую дорожку приехала. И вот зовут ее на первичный осмотр, а она ни в какую! А палату нашу мужчина вел — очень хороший дядька. Поревела она, поревела, все никак успокоить ее не можем. Говорим, что это не страшно, что мужчины-врачи даже лучше женщин и все такое. Она немного успокоилась, стали расспрашивать, почему идти не хочет. А она такая: “У меня «там» не совсем, как у всех”. Девчонки говорят: “Так у нас у всех там сейчас не так, как было!”. А тут она молча задирает халат. Я думала, что рожу прямо сейчас! И смех, и грех. Татуировка у нее там была: пасть льва, на животе ушки, а ниже лапки. И волосы на лобке огненно-рыжие. И лев прям такой серьезный! Ну, мы улыбнулись, приободрить ее попытались, а идти-то на осмотр ей все равно надо. Она и пошла, а мы стоим под дверями, слушаем. И вот доктор говорит: “Ну, и чего боялась?”. Потом такая пауза пару минут и тут дикий хохот акушерки. Акушерка вылетает из процедурки красная, как рак. Потом к нам в палату доктор зашел, чтобы направление этой девушке дать, и говорит: “Как же ты, мать, рожать собираешься? У нас тут нет дрессировщиков!”».

Мария Котова: «Рожали с мужем и платной акушеркой. Муж дико испуган за меня и за себя. Где-то за час до того, как появилась дочка, акушерка говорит: “Ладно, вы тут пять минут посидите, а я пойду стол подготовлю” (естественно, имея в виду родильный стол). И тут муж на полном серьезе: “А что, потом отмечать что-ли будем?”».

Анонимно: «Уже и потуги вовсю начались, а врачей как не было, так и нет. И кричала, и рычала — все без толку. Видимо, когда чай в ординаторской пьют, уши закладывает напрочь. В отчаянии я взяла свой тапочек и кинула в дверь родилки. Ну кто ж знал, что за долю секунды до этого дверь откроется и на пороге возникнет долгожданный врач!».

Наталья Тарасова: «Лежим с несколькими девочками в палате. Белым днем без стука в палату заходят два мужика в тельняшках, трениках, небритые и молча идут прямо к девочке у окна. Мне дальше было не видно, слышу только, как один другому говорит: “Потрогал — теплая!”. Все молчат, все в шоке. Кого он там трогал? Кто должен был остыть к его приходу? Оказывается, это сантехники батареи проверяли».

А были ли какие-то забавные моменты во время родов у вас? Расскажите!

Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует