Войти Регистрация
Загадочное и неведомое...
Мне очень желательно знать Ваше мнение о том,существуют ли в действительности так называемые привидения,имеющие некий особенный ,свойственный им образ и некоторую сверхъестественную силу,или они суть не что иное,как порождение нашей фантазии,разыгравшейся в минуты страха.Я ,впрочем, признаюсь,склонна верить в их существование... Прошу делиться со всеми своими наблюдениями,фактами из Вашей жизни и жизни Ваших знакомых,случаями из жизни...Всё необычное и необыкновенное-здесь!!!Если Вы обладаете какими-то необычными способностями-Вам сюда!!!милости прошу!!!!НЛО,призраки и привидения,нечисть,нежить,нелюди-хотите пощекотать нервишки-WELCOME!!!=)
0 участников, 22 темы
Моя знакомая жила в новом доме в центре Москвы(на арбате). Этот дом   был построен на месте старого дома. Квартира была 400кв метров и  уставленна антиквариатом. Ночью эта девушка просыпалась от дикого холода,хотя  квартира с кондиционерами и всегда было тепло,открывает глаза и над ней  стоит мужчина(дух). У нее паника-кричать начала-мужик сразу исчез,а муж  не поверил. 2й раз  просыпается,а над её мужем стоит женщина и гладит  его и опять веет холодом. И это всё происходило постоянно,даже когда она  дома одна была днём кто-то её за плечо держал-ей было жутко. Привезла  кошку от родителей,чтобы немного успокоиться-кошка стала нервной и  постоянно визжала и куда-то пристально смотрела. А вечерами включала  везде свет,а когда сидела в кабинете было видно как под дверью прошла  тень и повеял холод. В итоге она переехала и развелась с мужем. Но  блин....как страшнооооо и жутко. Теперь она спокойна и рада,что ее никто  не приследует,никто не смотрит из зеркала и никто не трогает за плечо.

Посмотреть 15 комментариев

image Фотографии призраков. Фотографии привидений. 8шт. Фотографии призраков. Фотографии привидений. 8шт. image image image imageimage Фотографии призраков. Фотографии привидений. 8шт. image

В декабре 1924 г. американское наливное судно «Уотертаун» направлялось от берегов Калифорнии в Новый Орлеан через Панамский канал, когда двое матросов, Кортни и Михен, задохнулись от паров нефти. Их тела были похоронены в море у побережья Мексики.

На следующий день, перед самым заходом солнца первый помощник капитана увидел на волнах два лица слева по борту. Он сразу узнал в них двух погибших моряков. Лица появлялись вновь и вновь каждый день, и фактически все члены команды, как по отдельности, так и вместе, видели их много раз. Обе головы появлялись примерно в 3 м друг от друга на расстоянии около 13 м от борта, как бы плавая на гребнях волн. Призрачные головы, большие по размеру, чем живые, оставались видимыми в течение примерно 10 секунд, затем постепенно исчезали и появлялись вновь. Как только корабль оказался в Атлантике, лица перестали являться.

По прибытии в Новый Орлеан капитан Трейси доложил о случившемся в пароходство. Ни у кого на борту не было фотоаппарата, поэтому капитан купил фотоаппарат, перед тем как отправиться в обратное плавание. Когда призрачные лица явились вновь, капитан Трейси сфотографировал их и запер в сейфе фотоаппарат и пленку. Позже мастер фотоателье в Нью-Йорке, который проявлял фотопленку, не заметил ничего необычного на пяти кадрах из шести, но на одном кадре лица были отчетливо видны. Бюро расследований, в которое обратились с просьбой проверить негатив, не обнаружило никаких следов фальсификации.

Во время третьего плавания лица появлялись реже. Но море штормило, и других фотоснимков сделать не удалось. После этого команда судна сменилась, и никаких сообщений о видениях больше не поступало.

Призрак Танкра Уотертаун.
Рассказы о призраках и привидениях в той или иной степени популярны по всему миру, правда, не все серьезно к ним относятся. Но если спросить англичанина, существуют ли призраки, он не колеблясь, даст утвердительный ответ. Особенно часто встречаются привидения во дворцах и замках Британии. В замке Уорвик, особенно популярном у туристов, даже организован ночной тур по замку, во время которого можно увидеть привидение. Говорят, что в Англии в каждом более или менее старом замке или большом доме обязательно живут свои призраки.

image

Самым загадочным замком в Британии считается Хэмптон Коурт Пэлис. Это бывшая резиденция королевской семьи, хранящая память о своем зловещем прошлом. В 1525 году король Генри VIII решил развестись с королевой, Катериной Арагонской, которой было сорок лет и она была на пять лет старше мужа. Она родила королю единственную дочь, но он хотел сына.

Генри попросил у Папы разрешения на развод, но тот отказал. Король был страшно зол на Папу, он прекратил всякие контакты с Римом. В 1534 году парламент объявил Генри VIII главой англиканской церкви, он развелся с Катериной Арагонской, женившись на юной Анне Булин. Король быстро охладел к юной жене, к тому же Анна тоже родила ему дочь. Он казнил Анну по обвинению в измене и колдовстве.

Третья и, очевидно, самая любимая жена короля, Джейн Сеймур, сестра герцога Сомерсетского, была в свите первой жены Генри. Она родила наконец королю сына Эдуарда VI в 1537 году, но после родов у нее возникли осложнения, и она вскоре умерла. Катерина Говард вышла замуж за Генри VIII в 1540 году в возрасте девятнадцати лет и была казнена в лондонском Тауэре двумя годами позднее.

Поразительно женолюбив и жесток был этот английский король. Он убивал или, в лучшем случае, удалял от трона предшествующую жену, чтобы жениться на следующей. До сих пор призраки жен Генри и его самого обитают в Хэмптоне. В большом зале на втором этаже замка висит большой портрет Анны Булин. Говорят, что в те годы, когда день ее казни совпадает с полнолунием, изображение на портрете исчезает, а внутри замка слышны приглушенные стенания и крики.

Служители, работавшие в замке 16 октября 1970 года, видели призрак третьей жены короля - Джейн Сеймур. Она ходила по выложенному булыжником внутреннему дворику апартаментов, в которых она когда-то жила. Служители видели прекрасную молодую женщину в длинной светлой одежде. Она несла в руках свечку, слабый огонек которой освещал только фигуру и одежду королевы, но не окружающие предметы.

Как свидетельствуют очевидцы, кроткая улыбка освещала лицо Джейн. Дойдя до каменной стены дворика, Джейн как будто растворилась в ней.

image

Призрак Катерины Говард является в крытой галерее, где она была арестована королевскими гвардейцами по обвинению в адюльтере. В 1978 году две женщины-туристки, отстав от группы в галерее, вдруг грохнулись в обморок.

Как утверждает гид, это произошло на том самом месте, где висит табличка, обозначающая, что здесь Катерина Говард молила даровать ей жизнь. Придя в себя, женщины рассказывали, что они вдруг почувствовали могильный холод и ощутили, что кто-то прошел мимо. Они увидели женщину в белом, бегущую вдоль галереи по направлению к часовне. Подбежав к массивной металлической двери, она вдруг оглянулась. На лице Катерины было отчаяние, раздался ее пронзительный крик. Туристы и гид, далеко ушедшие от двух отставших женщин, утверждали потом, что ничего не слышали. Считается, что привидение Катерины связано с тем историческим моментом, когда она, вырвавшись от двух арестовавших ее гвардейцев, побежала к королю в часовню молить о пощаде.

16 апреля 1980 года группа туристов ожидала гида во внутреннем дворе крыла Стюартов. На другом конце двора туристы заметили двух рыцарей в средневековых одеждах. У каждого из них был лук и колчан со стрелами. Рыцари смеялись и шутили. Затем они ушли со двора. Когда пришел гид, туристы сообщили ему о том, что видели двух актеров в костюмах рыцарей. Каково же было их удивление, когда гид сказал, что никаких актеров в замке нет. На следующий год в замке проводили ремонтные работы и булыжное покрытие внутреннего двора Стюартов сняли. В неглубокой могиле были найдены два скелета молодых мужчин. Зловещая тайна их смерти так и осталась нераскрытой. Возможно, это те самые гвардейцы, из рук которых смогла вырваться Катерина Говард, за что они и были наказаны.

Вечером 13 февраля 1985 года ближе к полуночи полицейский, стоявший у главных ворот замка Хэмптон, стал свидетелем очередного явления привидений. Офицер заметил группу мужчин и женщин, идущих в направлении ворот. Мужчины были в смокингах, а женщины в вечерних платьях. Не дойдя до полицейского около тридцати метров, они как будто растворились в воздухе. Полицейский после этого случая бросил службу в замке.

Как свидетельствуют исторические хроники, няня принца Эдуарда Сивилл Пэн умерла в 1562 году и была похоронена в церкви Хэмптона. Когда церковь была снесена в 1829 году, ее останки были потревожены и ее дух возвратился в комнату, где она жила в замке. С тех пор звук работающего колеса прялки иногда слышен в юго-западном крыле здания. В 1950 году, когда в замке проводили трубы центрального отопления, одну из стен пришлось разрушить. Внутри нее было найдено прядильное колесо. С тех пор, как говорят, няня продолжает бродить по залам и крытым галереям замка.

image

Самым грозным привидением замка считается призрак короля Генри VIII. Он появляется только ночью во время сильной грозы. Свидетели так описывают его появление: "В дальней галерее послышались гулкие шаги. Они становились все громче, это железные шпоры стучали по каменному полу. Создавалось впечатление, что шагает тяжелый исполин. Вот он вошел в огромный зал. Ветер завывал за окнами замка. Шаги исполина все ближе, слышно его тяжелое дыхание. Вдруг сверкнула молния, ее свет осветил фигуру короля. На голове его была корона, он был закован в латы. Гневом горел его взор, как будто бы он только что уличил в измене очередную жену. С приближением Генри мы почувствовали, что от него исходит жар, как от печки..."

Даты и обстоятельства появления привидений в замке Хэмптон регистрируются в специальной книге, начиная с 1800 года. Ее всегда показывают туристам. Одна из записей сделана самой королевой Викторией. В 1999 году физик Ричард Вайсман получил разрешение на проведение исследований в замке. В галерее, где видели привидение Катерины Говард, он установил датчики, измеряющие температуру и давление. С помощью датчиков давления ученый хотел установить направление сквозняков, которые дуют из под спрятанных в стенах дверей, откуда входят и куда уходят привидения. К рассказам о привидениях Вайсман относился весьма скептически, но он считал, что где-то в замке действительно спрятаны скрытые двери. Днем измерения нельзя было проводить, мешали посетители. Ученый провел в галерее десять бессонных ночей. Никаких изменений температуры и давления он не обнаружил и уже хотел было перенести датчики в другое место замка. На десятую ночь Вайсмана сморил сон. Вдруг его разбудил страшный крик, это Катерина Говард бежала по галерее. Самописцы приборов Вайсмана показали резкое изменение параметров. К сожалению, скрытых в стенах дверей исследователь так и не нашел. Привидения больше не являлись. Директор музея счел это дурным знаком, он считал, что присутствие приборов в замке - кощунство. Под предлогом того, что работы Вайсмана могут повредить экспонатам, он добился изгнания исследователя из замка.

Кто из них прав, директор музея или ученый, трудно сказать. Англичане по прежнему трепетно относятся к привидениям, так же, как к своим королевам и своим газонам. Что ж, у каждой нации свои причуды.

Этот заголовок я позаимствовала из книги Гарри Прайса, самого бесстрашного из британских парапсихологов последних десятилетий. Титулом «беспокойнейшего» он удостоил Борли-Ректори, дом в Эссексе, возведённый в 1853 году (якобы, на руинах средневекового монастыря) преподобным Генри Д.Э.Буллем.
Книга, вышедшая под таким названием в 1940 году, а также следующая, «Конец Борли-Ректори» (1946), стали бестселлерами. Гарри Прайс умер в 1948 году. Ещё семь лет спустя трое других исследователей – Тревор М.Холл из Британского Общества психических исследований, Эрик Дж.Дингуолл и Кэтлин М.Голдни (двое последних – друзья и коллеги Прайса) опубликовали книгу «Призраки в Борли: критический анализ имеющихся фактов», в которой попытались развенчать тайну «беспокойнейшего» британского дома и обвинить Прайса в мистификации, утверждая, будто бы он умышленно искажал все относившиеся к делу факты. Скандал, разразившийся вокруг этого совершенно надуманного «разоблачения», оказался беспрецедентным в истории психической науки.*

* Г-н Дингуолл, один из руководителей Лондонского О.П.И., нанёс много вреда «психическим" исследованиям. О его деятельности писал ещё А.Конан-Дойль. Из-за Дингуолла писатель прекратил своё членство в О.П.И. и других призывал к тому же. Подробнее см. об этом в «Записках о Спиритизме» (а также в нашем «Приложении») письмо под заглавием «Отречение от Общества психических исследований». (Й.Р.)

Между тем, призраки Борли-Ректори – феномен стародавний; странности в доме начались задолго до того, как там в 1929 году впервые появился Прайс. К систематическим наблюдениям он, кстати, приступил лишь 9 лет спустя, когда снял здесь комнату на год и попытался найти себе объективных помощников с помощью объявления в «New York Times Magazine».
В течение следующих 14 месяцев в Борли-Ректори было зафиксировано около двух тысяч паранормальных явлений разного рода: необъяснимые голоса, звуки шагов, звон колокольчика, клацание дверных замков, появление письменных посланий на стенах, превращение вина в чернила, полёты предметов, появление трещин в оконных рамах, огненные всполохи в окнах. Самыми жуткими персонажами этого театра ужаса была постоянно расхаживавшая по поместью призрачная монахиня, которая в своих письменных посланиях молила живых об упокойной мессе, а также обезглавленный возница, разъезжавший в своей призрачной карете. Обе фигуры достаточно наглядно иллюстрировали издавна ходившую в этих краях легенду о монахе и юной монашке, сбежавших из Борли в карете. Когда беглецов поймали, мужчину обезглавили, а женщину живьём замуровали в стене монастыря.
Если верить Гарри Прайсу, поселившиеся в доме наблюдатели не ощущали со стороны привидений сколько-нибудь враждебного к себе отношения. Живший тут трёхлетний ребёнок придерживался иного мнения. На вопрос, кто поставил ему синяк под глазом, мальчик ответил: «Это меня страшила какой-то стукнул. Он стоял в комнате у занавески».
Собаки также относились к безголовому призраку без особых симпатий. Однажды капитан Грегсон, последний владелец Борли (это при нём призрак монашки спалил-таки дом, исполнив таким образом многочисленные угрозы, передававшиеся с помощью планшетки) поздно вечером вошёл во двор со своим чёрным спаниэлем. Вот что затем произошло:
«В дальнем конце двора послышались отчётливые шаги, – рассказывает он. – Затем кто-то прошёл по деревянной крышке люка, который ведёт в подвал. Я остановился. Внезапно собака словно сошла с ума. Она завизжала, вырвала из рук поводок и с визгом умчалась прочь. С тех пор я её больше не видел».
Капитан Грегсон купил себе такого же чёрного спаниэля. Тот без промедления последовал примеру предшественника: взвыл, завизжал, умчался куда-то стрелой и больше в окрестностях не появлялся.
Воздержусь от самоцитирования; желающие могут обратиться к моей статье, опубликованной журналом «Tomorrow» (зимний выпуск 1956 года), где я выразил против этого, с позволения сказать, «разоблачения» возмущённый протест. Поверьте, за Гарри Прайса я вступился вовсе не потому, что питал к нему какие-то личные симпатиии. Мы не были друзьями – впрочем, врагами тоже. Прайс мало кому нравился: это был человек крайне честолюбивый, эгоистичный, ревнивый к славе и к конкурентам. Но по меньшей мере в одном достоинстве ему не откажешь: это был честный исследователь, всю свою жизнь посвятивший разоблачению разного рода мошенников и проходимцев. Нетерпимость к обману была, пожалуй, наиболее яркой чертой его весьма своеобразного характера. Прайс (автор знаменитой «Terrum Of Spiritualism») проявил немалое мужество, когда в своей второй публикации о Борли-Ректори заявил следующее:
«Шесть лет назад я пришёл к выводу, что объяснить происходящее здесь можно лишь исходя из теории посмертного существования индивидуума; сегодня без колебаний могу заявить, что за это время лишь утвердился в своём мнении. Более того, утверждаю, что феномен Борли-Ректори подтверждает концепцию «жизни после смерти" куда убедительнее, чем любое паранормальное проявление того же рода, когда-либо встречавшееся мне на пути».
Итак, Гарри Прайс высказался в поддержку спиритов: за этот грех его теперь и пытаются смешать с грязью. Что касается меня, то могу оспорить лишь одно утверждение Прайса – а именно, что Борли-Ректори – самый «неспокойный» из домов Британии. Этот отъявленный эгоцентрист просто умер бы от смущения, если бы узнал, что дело, им расследуемое – не «самое-самое» во всех отношениях. Самый густонаселённый привидениями дом страны (о чём Гарри Прайс не мог не знать хотя бы из уже опубликованных к тому времени книг и статей) – всё же Баллехин-Хаус в графстве Пертшир, на протяжении многих веков состоявший во владении семейства шотландских баронов. С любезного согласия лорда Бьюта дом был сначала сдан Обществу психических исследований в аренду, а затем перешёл в полное владение этой организации. Мисс Гудрих-Фриэр, очень известная и способная исследовательница, провела здесь 92 дня, ежедневно записывая свои наблюдения. Происходившие тут события носили религиозный оттенок, но по странности значительно превосходили всё, что имело место в Борли-Ректори.
Последним владельцем дома по мужской линии был майор С., человек весьма эксцентричный. Он участвовал в индийской кампании, сохранил самые тёплые воспоминания о тех днях, а главное, верил в то, что души мёртвых могут возвращаться в наш мир, вселяясь как в людей, так и в животных. Майор С. не раз намекал на то, что после собственной кончины непременно вселится в тело своего любимого чёрного спаниэля.
После смерти майора члены его семьи, должно быть, дабы затруднить осуществление этого плана, приказали перестрелять всех собак в доме. С тех пор в окрестностях его постоянно носятся стаи призрачных псов. Чёрного спаниэля встречали несколько очевидцев; не раз появлялись на территории поместья и другие его покойные собратья. Вот фрагмент дневниковых записей мисс Гудрих-Фриэр:
«Около десяти часов утра я сидела в библиотеке и писала что-то, находясь спиной к окну. В комнате со мной была миссис Уокер. Она обратилась ко мне пару раз с каким-то вопросом, но я не ответила ей, поскольку была слишком занята. Вдруг кто-то подтолкнул мой стул. Я решила, что это пёс: внизу, однако, никого не было. Я продолжала работу и через несколько минут почувствовала толчок настолько решительный, что я чуть не упала со стула. Решив, что это миссис Уокер, не дождавшись ответа, решила напомнить о себе таким образом, я обернулась и вскрикнула от изумления: комната была пуста! Миссис Уокер через секунду вошла, и тут же увидела собаку, которая сидела на коврике перед камином и очень внимательно глядела в ту самую точку рядом со стулом, где ожидала увидеть её я».
Четыре дня спустя:
«Сегодня после захода солнца мы с миссис Мур снова слышали шум – в основном, какие-то лёгкие шаркающие шаги. Затем раздалось царапанье. Мы решили, что это наша собака, но обнаружили её мирно спящей на привычном коврике».
Ещё две недели спустя мисс Гудрих-Фриэр увидела в комнате миссис Мур чёрного пса, которого приняла поначалу за своего шпица. Она как раз устанавливала фотокамеру и замерла, опасаясь, что животное сдвинет стол. В ту же секунду появилась вторая собака: на этот раз это был её Спукс. Прижав ушки, он направлялся к чёрному гостю.
«Куда это наш Спукс так помчался? – удивилась другая женщина, находившаяся в комнате. Мисс Фриэр увидела затем, как Спукс спешно ретировался, помахивая хвостом. Призрачная собака была покрупнее живой, хотя не исключено, что это тоже был спаниэль».
Появлялись здесь и «человекоподобные» привидения. Дважды оказывалось, что это образы ныне живущих людей, которые в тот момент, очевидно, спали. Одним из них был священник (во всех отчётах он фигурирует под именем «отец Х.»), переживший в доме мучительные мгновения и потому, наверное, всеми мыслями всё ещё находившийся здесь. Именно он, кстати, и обратил впервые внимание лорда Бьюта на странности Баллехин-Хауса.
Священник решил, что покойный майор С. пытается таким образом привлечь к себе внимание живущих и убедить их в том, что душа его жаждет успокоения при посредстве святой молитвы. Находясь у себя в комнате, он слышал удары, напоминавшие, скорее, взрывы, и ещё какие-то глухие стуки, как если бы большая собака всем телом бросалась на дверь. Окропив помещение святой водой, отец Х. произнёс «Visita Qu?sumus» – молитву, призывающую небо защитить дом и его обитателей от козней врага рода человеческого. В ту ночь, засыпая, святой отец явственно увидел на стене бурое деревянное распятие высотой около полуметра.
Известный астроном сэр Уильям Хиггинс тщательно расспросил отца Х. и убедился в том, что тот не стал жертвой болезненных галлюцинаций. То же распятие позже увидел другой священник, отец К. Стоя у камина, он испытал вдруг сильнейший озноб. В постели дрожь усилилась. «Случайно подняв взгляд, – рассказывал он в письме лорду Бьюту, – на стене над самой кроватью я увидел деревянное распятие из бурой древесины. Стена комнаты была совершенно пуста, там не было ни картин, ни чего-либо, что могло бы явиться причиной оптического обмана, допустим, в силу особенностей освещения. Озноб прекратился: не то, чтобы мгновенно, но очень скоро. Я словно ощутил вдруг какую-то поддержку извне».
«4 марта у мистера Поулса начался внезапный озноб, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Он сумел лишь выдавить из себя какие-то жалобные звуки. Взглянув в его сторону, я увидела руку, державшую бурое распятие, на вид выточенное из дерева. Некто стоял у подножия кровати, оставаясь невидимым. Мистер Поулс тут же сказал: «Мне лучше!» – или что-то в этом роде».
В Баллехин-Хаусе нередко слышалось бормотание, напоминавшее тихое молитвенное чтение. Согласно легенде во времена Реформации здесь был убит священнослужитель. Раздавались и другие голоса: невидимые люди то беседовали едва слышно, то принимались вдруг яростно спорить. Слов разобрать было невозможно, но многоголосица прослушивалась отчётливо.
Когда-то маленький флигель на территории поместья служил летним приютом монахинь. Возможно, именно этим объясняется частое появление здесь призрака монашки.
«На снежном фоне я увидела едва заметную фигурку, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Некоторое время женщина продвигалась по узкому ущелью вверх, затем остановилась, обернулась и посмотрела прямо на меня. Лицо её казалось бледным, руки были скрыты в складках монашеского одеяния. Затем она вновь двинулась по склону – мне показалось, противоестественно быстро. У дерева фигура исчезла – может быть, потому, что дальше не было снега, который бы оттенял её контур. У ручья, снова на снежном фоне, она на мгновение появилась, но тут же исчезла вновь».
Призрак монашки являлся не всем. Но одному из участников исследовательской команды удалось сделать набросок её портрета в фас и профиль. Призрак назвали «Изабель» – просто чтобы отличать от «Марго», другой женщины-привидения. Этих двух не только видели вместе, но и слышали: оне о чём-то спорили тихими голосами. Однажды в ходе сеанса «столоверчения» мистер Поулс и мисс Фриэр получили любопытное приглашение явиться в рощицу у ручья после половины седьмого вечера – монахиня пообещала там прикоснуться к плечу мужчины.
«С того места на западном берегу, где я стояла, трудно было отчётливо разглядеть фигуру, – пишет мисс Гудрих-Фриэр, – но она подошла к священнику очень близко. Из кармана у неё выглядывал кончик белого носового платка. Я видела, как её рука потянулась к плечу мистера Поулса, но не могу с полной уверенностью утверждать, что контакт состоялся».
Послали за мисс Лэнгтон, не объяснив ей, зачем.
«Я снова остановился под молодым деревцем, – продолжает священник. – На этот раз дрожь обуяла меня почти сразу же. По словам мисс Лэнгтон, спустя полминуты чуть левее от меня возникла фигура. Она, вроде бы, подняла руку и снова прикоснулась ко мне. Я ничего не почувствовал, кроме продолжавшегося озноба, – так, похоже, организм реагировал на каждое появление фантома».
Куда больше, нежели разгуливающие привидения, досаждал исследователю загадочный комнатный шум. Тут было всё: стуки, хлопки, треск, взрывы, лязганье, стоны, шаги и крики (не только человеческие, но и звериные). Этот бедлам не прекращался ни днём, ни ночью. Приведу в заключение краткое описание лишь одного жуткого происшествия.
«После ужина мы втроём расселись за картами у камина. Вдруг кто-то из нас воскликнул: «Слышите? Шаги!» Да, комнату – вдоль стены со стороны сейфа – явно обходил невидимый мужчина. Шаги раздались совсем рядом, но мы никого не увидели».
Призрак этот, кроме того, имел пренеприятнейшую привычку сдёргивать со спящих одеяла и поднимать в воздух кровати, однако встречи с представителями высших научных кругов явно приводили его в смущение. Сэр Оливер Лодж, посетивший дом, сообщил лорду Бьюту следующее:
«Мне так и не удалось услышать ничего громкого – так, постукивание в стене, чей-то храп, глухой вой – и всё». Маститый физик не нашёл причин оставаться в доме для дальнейших исследований.
Лорд Бьют дважды читал заупокойную молитву в разных участках особняка. Несколько раз он буквально терял дар речи, явственно ощущая чьё-то «злое влияние».
«Атмосфера в доме изменилась. Ничего подобного ранее не наблюдалось, – писала мисс Гудрих-Фриэр. – Во время первого визита мы ощущали, в основном, изумление, меланхолию и подавленность; сейчас все независимо друг от друга сошлись на том, что в доме таится какое-то ужасное зло. Спукс сразу это почувствовал: никогда прежде наша собачка не обнаруживала признаков такого ужаса, как теперь. Измождённые лица гостей являют собой за завтраком печальное зрелище».
Исследователи попросили, чтобы им разрешили остаться ещё, в надежде провести исследование сейсмическими методами. Но владелец, обеспокоенный падением репутации Баллехина, ответил отказом. С ещё большим недовольством семья восприняла выход книги Гудрих-Фриэр «Призраки Баллехина». Несколько лет назад я направил обитателям особняка письмо, в котором спрашивал, продолжаются ли у них прежние странности, но получил очень краткий и совершенно невразумительный ответ.
Важно отметить, что феномен Баллехин-Хауса отличался явной «одушевлённостью»: призраки вели себя здесь далеко не автоматически, как это часто бывает. Похоже, наблюдатели в данном случае действительно столкнулись с явлением спиритического толка. Вызывая у гостей озноб, призраки дома явно отнимали у них энергию жизни – в полном соответствии, надо сказать, с нормами своего поведения на земле.

Эдвард Джордж Бульвер-Литтон      Привидения и жертвы      Один мой друг, литератор и философ, в один прекрасный день объявил мне,не то в шутку, не то всерьез:     - Вообразите себе: со времен нашей последней встречи я  обнаружил  дом,ставший вместилищем потусторонних сил - и в самом центре Лондона!     - В самом деле? Потусторонние силы? Привидения, вы хотите сказать?     - На этот вопрос я затрудняюсь ответить; вот все,  что  я  знаю:  шестьнедель назад мы с женой отправились на поиски меблированных комнат.  Проходяпо тихой улочке, в окне одного из  домов  мы  увидели  объявление:  "Сдаетсявнаем". Местоположение нам понравилось; мы  вошли  -  одобрили  помещение  -сняли его на условиях еженедельной оплаты - и уехали уже на третий день.  Низа что на свете жена моя не согласилась бы задержаться в доме; и я  тому  недивлюсь.     - Что же вы видели?     - Прошу прощения: я  не  желаю,  чтобы  меня  высмеяли  как  суеверноговыдумщика; с другой стороны, не могу настаивать, чтобы вы  приняли  на  верумои утверждения; не имея возможности убедиться на собственном опыте,  вы  бысочли их в высшей  степени  неправдоподобными.  Скажу  только  вот  что:  нестолько увиденное и услышанное (здесь вы  можете  справедливо  предположить,что мы одурачены собственной разыгравшейся фантазией,  либо  стали  жертвамиловкого  мошенничества  со  стороны  других)  заставило   нас   уехать,   нонеописуемый ужас, что охватывал нас обоих всякий  раз,  когда  мы  проходилимимо двери некоей необставленной комнаты, в которой мы ровным счетом  ничегоне видели и не слышали. А самое невероятное чудо состоит в том, что  впервыев жизни я согласился с женой, - она у меня  ума  небольшого,  -  и  признал,после третьей ночи, что на четвертую  мы  в  доме  не  останемся.  Засим  начетвертое утро я вызвал экономку (ту особу, что присматривала за особняком иприслуживала нам) и объявил ей, что жилье  нас  не  устраивает  и  до  концанедели мы не задержимся. Она  сухо  ответила:    вас  вполне  понимаю;  выпробыли дольше других жильцов. Мало кто  оставался  на  вторую  ночь;  вы  -первые, кто выдержал  третью.  Я  так  понимаю,  что  они  отнеслись  к  вампо-доброму".     - Они? Кто такие "они"? - переспросил я, натянуто улыбаясь.     - Ну как же, призраки дома, кто бы они ни были. Меня они не тревожат; япомню их с незапамятных времен: тогда я жила в этом  доме,  и  отнюдь  не  вкачестве прислуги; я знаю, что однажды они меня убьют. Что мне за дело! -  ястара, и в любом случае жить мне осталось недолго; а тогда я стану одной  изних и вовеки не покину  этих  стен.  -  Женщина  говорила  с  такой  мрачнойобреченностью, что благоговейный страх не позволил мне затягивать беседу.  Язаплатил за неделю, и  мы  с  женой  только  порадовались,  отделавшись  такдешево.     - Вы возбудили мое любопытство, - отозвался я, - больше всего на  светемне хотелось бы провести ночь в доме с привидениями. Не будете ли  вы  стольдобры дать мне адрес того особняка, который вы столь бесславно покинули?     Приятель снабдил меня адресом,  и,  расставшись  с  ним,  я  отправилсяпрямиком к указанному дому.     Особняк расположен на северной стороне Оксфорд-стрит,  в  безликом,  нореспектабельном проулке.     Я нашел дом заколоченным; на окне не висело объявлений, и на  стук  мойникто не отозвался. Я уже собрался было уходить,  как  вдруг  меня  окликнулмальчишка из пивной, собиравший по соседству оловянные кружки:     - Вам нужен кто-то из этого дома, сэр?     - Да, я слыхал, что дом сдается внаем.     - Сдается! Да ведь домоправительница-то умерла - вот уже три недели какумерла, и нет такого человека, что согласился бы там пожить, хотя мистер Дж.предлагает ужас как много денег. Моя  мать  у  него  в  поденщицах,  так  онпосулил ей фунт в неделю только за то,  чтобы  она  открывала  да  закрывалаокна, только она ни в какую.     - Ни в какую? Почему же?     - В доме призраки; старуху-домоправительницу нашли мертвой в постели, сшироко открытыми глазами. Говорят, сам дьявол задушил ее.     - Вот вздор! Ты упомянул мистера Дж. - это владелец особняка?     - Да.     - Где он живет?     - На Г.-стрит, номер такой-то.     - Чем он занимается? Каким-нибудь предпринимательством?     - Нет, сэр, ничем таким особенным; просто одинокий холостяк     Я  вознаградил  мальчишку  за  любезно   предоставленные   сведения   ипроследовал  прямиком  к  мистеру  Дж.  на  Г.-стрит,   каковая   находиласьнеподалеку от улицы, обремененной зловещим особняком.     Мне повезло: я застал мистера Дж. дома.     Он оказался пожилым джентльменом с умным взглядом и приятными манерами.Я назвал себя и с полной откровенностью изложил свое дело.  Я  сообщил,  чтомне  стало  известно,  будто  пресловутый   особняк   считается   прибежищемпотусторонних сил; что я сгораю от желания изучить дом  с  репутацией  стольсомнительной; чтo я буду весьма признателен, ежели владелец позволит мне егоснять, пусть только на одну ночь. Я  изъявил  готовность  заплатить  за  этупривилегию ровно столько, сколько ему угодно запросить.     - Сэр, - отозвался мистер Дж. весьма  учтиво,  -  дом  в  полном  вашемраспоряжении, причем на любой срок - длительный либо  краткий.  О  ренте  неидет и речи; напротив, я стану  почитать  себя  вашим  должником,  ежели  выразгадаете причину странных явлений, что в настоящий момент сводят  ценностьособняка на нет. Я не могу сдать его; не могу даже нанять слугу,  чтобы  тотподдерживал порядок и отвечал на звонки. К сожалению, привидения разгуливаютпо дому (да простится мне это выражение) не только ночью, но  и  днем;  хотяночные беспорядки носят менее приятный и зачастую менее безобидный характер.Злосчастная старуха, что умерла там три недели назад, была нищенкой; я  взялее из работного дома, потому что родственники мои знавали ее  еше  ребенком;некогда она располагала достаточными средствами, чтобы арендовать  помянутыйдом у  моего  дяди.  Она  получила  превосходное  образование  и  отличаласьхарактером весьма решительным; эта женщина - единственная, кого мне  удалосьпоселить в доме. Однако после ее смерти, каковая  приключилась  внезапно,  атакже и судебного осмотра трупа, снискавшего дому печальную  известность  вовсей округе, я настолько отчаялся найти домоправительницу, не говоря  уже  ожильце, что охотно сдал бы особняк на год безо всякой арендной платы любому,кто согласился бы взять на себя сборы и налоги.     - Как давно дом приобрел столь зловещую репутацию?     - Затрудняюсь ответить; но очень давно. Старуха, о которой  я  поминал,уверяла, что уже тридцать-сорок лет назад, когда она снимала особняк, в  немводились привидения. Дело в том, что моя жизнь прошла в Восточной Индии,  наслужбе у Компании. Я  возвратился  в  Англию  в  прошлом  году,  унаследовавсостояние  дяди,  в  собственность  которого  входил  и  помянутый  дом.   Яобнаружил, что здание заколочено и всеми покинуто. Мне сказали, что  в  домепоселились привидения и никто не  пожелает  в  нем  жить.  Я  посмеялся  наддосужим вымыслом: как иначе я мог воспринять подобное заявление? Я  затратилденьги на ремонт, добавил к старомодной мебели несколько  более  современныхпредметов, дал объявление в газету и в результате сдал дом на годичный срок,- полковнику в отставке на половинном жаловании. Он въехал вместе с  семьей,сыном и дочерью и четырьмя или пятью слугами; все они  покинули  особняк  наследующий же день, и хотя каждый уверял, что наблюдал нечто свое,  непохожеена кошмарные видения прочих, это  нечто  внушало  всем  равный  ужас.  Я  посовести  не  мог  ни  потребовать  возмещения  убытков,  ни  даже  упрекнутьполковника в нарушении  договора.  Тогда  я  поселил  в  особняке  помянутуюстаруху, и поручил ей сдавать внаем комнаты, но ни один жилец не  задержалсяв доме долее трех дней. Я не стану пересказывать вам их истории  -  не  былослучая, чтобы двоим привиделось одно и то же.  Лучше  вам  обо  всем  судитьсамому, нежели входить в дом под впечатлением чужих исповедей;  скажу  одно:будьте готовы увидеть и услышать нечто исключителное и  примите  любые  мерыпредосторожности, на ваш взгляд, уместные.     - А у вас никогда не возникало любопытства провести ночь в доме?     - Было такое. Один, без спутников, я провел в доме не ночь, но три часасреди бела дня. Мое любопытство не удовлетворено, однако  изрядно  поутихло.Повторять эксперимент я не желаю. Видите, сэр, я с вами  вполне  откровенен:и, разве что ваш интерес разыгрался  не  на  шутку,  а  нервы  исключительнокрепки, я по чести добавлю, что не советую вам оставаться в доме на ночь.     - Мой интерес и в самом деле разыгрался, - заверил я, - и  хотя  толькотрус хвастается выдержкой в ситуациях, совершенно ему незнакомых, однако моинервы закалены в опасностях столь  разнообразных,  что  я  с  полным  правомнадеюсь: они меня не подведут даже в доме с привидениями!     Мистер Дж. почти ничего к тому не прибавил; он достал ключи от дома  изящика письменного стола, вручил их мне, и, сердечно поблагодарив хозяина  заоткровенность и любезную снисходительность к моему пожеланию, я унес приз.     Сгорая от нетерпения приступить  к  опыту,  я,  едва  оказавшись  дома,призвал  к  себе  доверенного  слугу  -   молодого   человека,   наделенногонеунывающим характером, бесстрашным сердцем, и при том совершенно свободногоот любых предрассудков и суеверий.     - Ф., - объявил  я,  -  помнишь,  какое  разочарование  пережили  мы  вГермании, не обнаружив фантома в том старинном замке, где, по слухам, рыскалбезголовый призрак? Ну что ж, здесь, в Лондоне, отыскался  дом,  в  котором,как я имею веские основания надеяться, водятся самые  настоящие  привидения.Сегодня я там ночую. Из того, что мне довелось услышать, бесспорно  следует,что нечто непременно явит себя взору или слуху -  не  исключено,  что  нечтонепередаваемо-жуткое. Если я возьму тебя с собой - могу ли я  положиться  натвое присутствие духа, что бы уж там ни случилось?     - О сэр! Положитесь на меня, - ответствовал Ф., просияв улыбкой.     - Хорошо же, вот тебе ключи от дома; вот адрес. Ступай туда; выбери дляменя любую спальню; и поскольку в доме вот уже много недель никто не  живет,разведи в очаге огонь пожарче,  проветри  постель,  запасись  и  свечами,  итопливом. Возьми с собой мой револьвер и мой кинжал, - иного оружия я  братьне стану, - и сам вооружись также;  и  если  мы  не  выстоим  против  дюжиныпризраков, жалкая мы с тобою парочка!     Остаток дня я занимался делом настолько важным, что почти не  вспоминало ночном приключении, за которое поручился честью.     Я поужинал в одиночестве и позже обычного,  а  за  едой,  по  привычке,почитывал книгу.     В тот день я  отдал  предпочтение  томику  "Опытов"  Макалея.  Я  решилприхватить книгу с собой; манера изложения заключала в себе столько здравогосмысла, а темы - столько практицизма,  что  "Опыты"  послужили  бы  отличнымпротивоядием противу суеверных фантазий.     Таким образом, около половины десятого, я положил книгу в карман  и  неспеша направился к загадочному дому. Я взял с  собой  любимую  собаку  -  наредкость смышленого, храброго и бдительного бультерьера -  этот  пес  обожалрыскать ночами по зловешим, незнакомым коридорам и углам, выслеживая крыс, -словом, первоклассная собака для охоты на призрака!     Стояло лето, но вечер выдался прохладный; пасмурное небо затянули тучи.Однако проглядывала и луна - бледная и тусклая, но все же луна;  и  я  знал:если облака разойдутся, после полуночи сделается светлее.     Я дошел до дома, постучался, и мой слуга распахнул дверь,  улыбаясь  доушей.     - Все в полном порядке, сэр; ни малейших неудобств.     - Ох! - отозвался я, несколько разочарованный. - Так ты не слышал и  невидел ничего необычного?     - Ну, сэр, я должен признать, что слышал нечто странное.     - Что же? Что?     - Звук шагов за спиной; а пару раз тихие  отголоски,  вроде  шепота,  усамого уха; вот и все.     - Ты не испугался?     - Я? Ничуть, сэр! - и отважный взгляд слуги  убедил  меня  в  одном,  аименно: что бы ни случилось, он меня не покинет.     Мы стояли в прихожей, парадная дверь закрылась, и я обратил внимание насобаку. Пес вихрем ворвался в дом, но тут же, поджав хвост, прянул обратно кдвери, и теперь царапался и  повизгивал,  требуя,  чтобы  его  выпустили.  Япотрепал бультерьера по загривку и принялся  ласково  его  уговаривать;  песвроде бы примирился с неизбежным и последовал за мной и Ф.  на  обход  дома,однако жался к моим ногам, вместо того, чтобы умчаться вперед  на  разведку,как поступал всегда в незнакомых местах.     Сперва мы побывали в подвальных помещениях, в кухне и  прочих  службах,и, безусловно, в погребах; в последнем из них отыскались две или три бутылкивина, забытые в клетке и затянутые паутиной; судя по их виду, их не  трогаливот уже много лет. Надо полагать, призраки исповедовали трезвый образ жизни.Что до остального, ровным счетом ничего интересного мы не  нашли.  За  домомобнаружился мрачноватый задний  дворик,  окруженный  исключительно  высокимистенами. На камнях поблескивали капельки влаги; благодаря сырости,  а  такжепыли и саже, там, где мы  шли,  на  мощеной  поверхности  оставались  легкиеследы.     Тут-то и явил себе первый из удивительных  феноменов,  кои  мне  своимиглазами довелось наблюдать в этом необыкновенном обиталище.  Я  увидел,  какпрямо передо мною вдруг возник отпечаток  ноги  -  возник  сам  по  себе.  Яостановился, схватил слугу за руку и указал на след. Рядом с первым оттискомтак же внезапно образовался еще один. Мы оба это видели. Я быстро  шагнул  кнужному месту, но след заскользил прочь от меня,  след  совсем  крохотный  -явно детский; по отпечатку  столь  слабому  затруднительно  было  определитьформу, но нам обоим показалось,  что  это  -  оттиск  босой  ноги.  Едва  мыдостигли противоположной стены, явление прекратилось, и на обратном пути  неповторилось более.     Мы снова поднялись по  лестнице  и  осмотрели  комнаты  первого  этажа,столовую, крохотную заднюю комнату и  еще  меньшую  комнатенку  -  возможно,некогда предназначавшуюся для лакея, - вездe царила мертвая тишина. Затем мыпобывали в  гостиных;  здесь,  в  обновленных  апартаментах,  запустения  неощущалось. В парадной гостиной я  уселся  в  кресло.  Ф.  поставил  на  столподсвечник, при помощи которого освещал нам  путь.  Я  велел  слуге  закрытьдверь. Он повернулся - и  тут  кресло,  стоявшее  у  противоположной  стены,быстро и бесшумно стронулось с места и встало напротив меня,  на  расстоянииярда.     - Да это забавнее, чем вращающиеся  столы!  -  заметил  я  с  натянутымсмешком; и при этом звуке пес запрокинул голову и завыл.     Не заметив перемещений кресла, Ф.  вернулся  к  собаке  и  принялся  ееуспокаивать. Я по-прежнему не сводил с кресла глаз, и вот мне  померещилось,что я различаю в нем  бледный,  голубоватый,  туманный  контур  человеческойфигуры, однако настолько неясный, что я не был уверен, не подводит  ли  менясобственное зрение. Бультерьер тем временем затих.     - Поставь на место это кресло, - приказал я слуге. - Отодвинь  назад  кстене.     Ф. повиновался.     - Это вы, сэр? - вдруг спросил он, резко оборачиваясь.     - Я? Что?     - Что-то меня ударило. По плечу, резко - вот сюда.     - Я тут ни при чем, - отозвался  я.  -  Тут  у  нас,  похоже,  завелисьфокусники; может быть, их трюков мы и не разгадаем, зато их самих поймаем  споличным куда раньше, чем они напугают нас.     Мы недолго задержались в гостиных - там было так сыро  и  холодно,  чтомне не терпелось подняться наверх, к очагу. Двери  гостиных  мы  заперли,  -надо заметить, что эту меру предосторожности мы предприняли в отношении всехпомещений нижнего этажа, нами обследованных.     Спальня, выбранная для меня слугой, оказалась лучшей на  всем  этаже  -просторная, с двумя окнами, выходящими  на  улицу.  Внушительная  кровать  спологом возвышалась напротив очага, в котором плясало  яркое,  живое  пламя;дверь в стене  слева,  между  окном  и  кроватью,  вела  в  комнатушку,  гдепредстояло расположиться слуге. Это тесное  помещение  с  диван-кроватью  несообщалось с лестницей - иных дверей, помимо той, что вела в мою спальню, мыне обнаружили. По обе стороны от очага располагались стенные шкафы, в тон состенами, и оклеенные теми же блекло-коричневыми обоями. Мы заглянули  внутрь- нашли только вешалки для женских платьев, и ничего более;  мы  исследовалистены - убедились, что они явно сплошные и явно выходят на  улицу.  Закончивизучение этих апартаментов, я секунду-другую постоял у огня, зажег сигару и,по-прежнему в сопровожаении Ф., вышел из  спальни,  дабы  продолжить  осмотрдома.     На лестничной площадке обнаружилась еще одна дверь, плотно закрытая.     - Сэр, - удивленно заметил мой слуга, - я  отпер  эту  дверь  вместе  спрочими сразу по прибытии; запереть ее изнутри невозможно, потому что...     Не успел он докончить фразы, как дверь, к которой ни  один  из  нас  неприкасался, бесшумно отворилась сама по себе. Мгновение мы глядели  друг  надруга. Одна и та же мысль пришла в голову обоим  -  здесь  не  обошлось  безчеловеческого участия. Я вбежал первым, слуга - за мной. За дверью оказаласьпустая и мрачная обставленная комнатушка: взгляд различал несколько порожнихкоробок и корзин в углу, да крохотное окно с закрытыми ставнями;  взгляд  неусматривал ни очага, ни другой двери, помимо той, через которую мы вошли, никовра на полу: сам пол,  невесть  когда  настеленный,  неровный,  изъеденныйчервями, был тут и там залатан, судя по проплешинам более  светлого  дерева.Мы не нашли ни души - равно как  и  места,  где  живое  существо  сумело  быспрятаться.     Пока мы стояли, оглядываясь по сторонам, дверь, через которую мы вошли,затворилась так же тихо, как и открылась. Мы оказались в западне.     Впервые я ощутил приступ безотчетного страха. Слуга,  впрочем,  проявилдолжную стойкость.     - Тоже мне заманили в ловушку, сэр; да я вышибу эту жалкую дверь  однимударом ноги!     -  Сперва  попробуй,  не  удастся  ли  справиться  при  помощи  рук,  -посоветовал я, гоня неясную тревогу, меня обуявшую, - а я  открою  ставни  ипогляжу, что там за окном.     Я отодвинул шпингалет и распахнул ставни: окно выходило  на  внутреннийдворик, описанный выше;  карниза  не  было  -  стена  обрывалась  совершенноотвесно. Выбравшись из этого окна, человек не нашел бы, куда поставить ногу,и рухнул бы прямо на камни.     Тем временем Ф. тщетно пытался открыть дверь. Наконец он  обернулся  комне и попросил разрешения применить силу. И здесь следует отметить, воздаваядолжное слуге, что он и не думал поддаваться  суеверным  страхам;  напротив,его выдержка, спокойствие и даже веселость в обстоятельствах столь необычныхвызвали мое восхищение, и я поздравил себя с тем, что  заручился  спутником,во всех отношениях подходящим к случаю. Требуемое разрешение было ему охотнодаровано. Но, хотя и он отличался недюжинной статью, грубая сила ни  к  чемуне привела, равно как и более деликатные попытки; дверь даже не дрогнула подсамыми мощными пинками. Тяжело дыша, он отступился.     Затем за дверь взялся я-и  с  тем  же  успехом.  Прекратив  бесполезныестарания, я снова ощутил приступ ужаса; но на этот раз еще более  леденящегои неумолимого. Мне казалось, что  от  щелей  шероховатого  пола  поднимаютсяневедомые,  жуткие  испарения,  и  ядом  разливаются  в   воздухе,   угрожаячеловеческой жизни. Дверь открылась -  очень  медленно  и  тихо,  словно  пособственной воле. Мы  опрометью  выбежали  на  лестничную  площадку.  И  обаувидели, как огромное, бледное пятно света - размером с человеческую фигуру,но бесформенное и бесплотное - заскользило впереди нас и поднялось вверх  полестнице, ведущей в мансарду. Я поспешил за  светом,  а  слуга  -  за  мною.Световое пятно свернуло направо, в  небольшой  чулан,  дверь  которого  былаоткрыта. Я вошел  следом.  Свет  сконцентрировался  в  крохотную  шаровиднуюкаплю, ослепительно-яркую  и  подвижную;  на  мгновение  капля  повисла  надпостелью в углу, затем задрожала и исчезла. Мы подошли к кровати и осмотрелиее - самая обыкновенная односпальная  кровать  с  балдахином,  из  тех,  чтоявляются традиционным атрибутом мансарды, отведенной  для  слуг.  На  комодерядом мы нашли старый, выцветший шелковый  платок;  в  прорехе,  зашитой  досередины, до сих пор торчала иголка. Платок был покрыт слоем пыли; возможно,он принадлежал той самой старухе, что умерла  в  доме  последней;  вероятно,чулан служил ей спальней. У меня достало любопытства выдвинуть ящики: внутриобнаружились разные детали дамского туалета и два письма, перевязанные узкойленточкой поблекшего желтого цвета. Я позволил себе завладеть письмами.     Ничего больше, достойного упоминания, в комнате мы не нашли, и световоепятно  больше  не  появлялось;  но,  уже  собираясь  уходить,  мы  отчетливозаслышали чью-то поступь, легкий топоток - прямо перед нами. Мы прошли черезвсе комнаты мансарды (в  общей  сложности  четыре);  эхо  шагов  по-прежнемузвучало впереди. Взгляд не различал ровным счетом ничего  -  но  топоток  неумолкал. Я держал письма в руке; спускаясь по лестнице, я ясно почувствовал,как кто-то схватил меня  за  запястье  и  предпринял  слабую,  еле  ощутимуюпопытку вырвать письма. Я крепче сжал пальцы, и борьба тут же прекратилась.     Мы возвратились в мою спальню, и тут я заметил, что пес  не  последовалза мной, когда мы ушли. Бультерьер жался ближе к огню и весь дрожал. Мне  нетерпелось изучить письма; пока я их читал, слуга открыл  ящичек,  в  которыйпоместил оружие, мною затребованное; извлек на свет и кинжал,  и  револьвер,выложил их на стол у изголовья кровати, а затем принялся успокаивать собаку,но не особенно преуспел.     Письма  оказались  краткими;  на   них   обнаружились   даты   -   датытридцатипятилетней давности. То были послания от любовника  к  возлюбленной,либо от мужа к молодой жене. Не только обороты речи, но и прямое  упоминаниео былом путешествии указывало на то, что автор некогда принадлежал  к  числуморских скитальцев. Орфография и почерк выдавали человека малообразованного,однако  сам  по  себе  язык  отличался  своеобразной   выразительностью.   Визъявлениях нежности звучала исступленная, неистовая любовь: но  тут  и  тамвстречались неясные, мрачные намеки на некую тайну,  к  любви  отношения  неимеющую - на некий секрет, очевидно, связанный с преступлением.     "Нам должно любить друг друга, - гласила одна запомнившаяся мне  фраза,- ведь теперь  каждый  преисполнился  бы  отвращения  к  нам,  если  бы  всеоткрылось". И еще: "Не позволяй никому оставаться с тобой в одной комнате наночь - ты разговариваешь во сне". И еще: "Сдел
США 

Водители,проезжавшие по Арчер-авеню в Чикаго,сообщали в начале 1930-х годов,что не раз подвозили прекрасную юную блондинку в белом платье.Они были преимущественно одинокими мужчинами,и девушка часто забиралась в их машины без разрешения,говоря,что ей надо быстрее добраться домой.Оказывается,что её дом-это кладбище Воскресения по адресу Арчер-авеню,7200.Когда машина подъзжала к нему,девушка покидала её,иногда открывая двери,бывало,и проходя прямо сквозь них.Далее направлялась к закрытым железным воротам кладбища,проникала сквозь них и исчезала в кладбищенской глубине...

Поговаривали,что "восресшая Мэри" (так назвали этот призрак)-привидение молодой польки,погибшей в автокатастрофе в 931 году у кладбища,когда она возвращалась с танцев.Она и была похоронена на том кладбище и в том же белом платье,в каком являлась после смерти.

Однажды ночью в декабре 1977 года проезжавший мимо этого кладбища водитель заметил стоящую за закрытыми кладбищенскими воротами молодую женщину в белом.Она выглядывала сквозь железные прутья,держась за них обеими руками.Предположив,что женщина заперта на кладбище по недосмотру ,водитель вызвал полицию.Но когда прибыл патруль,женщина уже исчезла.Офицер направил свет фар на кладбище,но там никого не было.Однако патруль заметил,что два железных прута раздвинуты и в этом месте остались отпечатки двух маленьких ладоней.

Однажды вечером 1979 года монтажник Рой Фултон ехал на машине домой,возвращаясь со спортивного матча,в Лейтон Базард,графство Бедфордшир,Англия.когда подъезжал к деревне Стэнбридж,остановился,чтобы посадить молодого человека с короткими курчавыми волосами,в тёмных брюках и белой рубашке со старомодным воротником.фултон спросил,куда ему надо,но тот лишь указал вдоль дороги рукой.Водитель подумал,что пассажир,видимо,глухонемой.Проехав мили две,Фултон пришел к выводу,что сигарета,возможно,нарушит молчание,и повернулся к пассажиру,чтобы предложить её.Но...место пассажира было пусто!!!!!!!!!!Молодой человек исчез из салона,двер которого на ходу,естественно.не открывались...

Валерия Я,Оренбург Модератор
25 марта 2010, 11:12   •  "Дороги смерти"

Лыткаринское шосседилной 6 км,что ведёт от Новорязанского шоссе в город Лыткарино (Люберецкий район,МО),некоторые местные водители называют "Дорогой смерти".А ряд памятников погибшим водителями памятных табличек вдоль обочины - "Аллея смерти".ДТП здесь действительно происходит немало- 5-7 за месяц.Причём часто- с тяжёлыми последствиями.Некоторые объясняют это так:дорогу эту проложили там,где когда-то было кладбище самоубийц.Их,как известно,испокон веков хоронили отдельно ото всех,за оградой кладбища,не отпевали и не молились за упокоение их душ.Вот они и не дают покоя живым-то ли за то,что их не похоронили,как остальных и не помолились за их покой,то ли за то,что после потревожили.Впрочем,есть и другие объяснения,более научные-вдоль трассы проходят силовые кабели и кабели связи.И сильные электромагнитные поля воздействуют на психофизиологическое состояние водителей. imageМестное название аномально опасной лесной дороги неподалеку от деревни Пехорка на трассе Люберцы-Лыткарино, при въезде со стороны Новорязанского шоссе в подмосковный город Лыткарино.Дорога относительна ровная,проходит через хвойный лес, однако необычным для такого уровня дороги является количество венков, крестов, надгробий, установленных в память о разбившихся здесь шоферах.Вдоль всего лесного участка валяются остатки разбившихся автомобилей. Причем все аварии происходят только в направлении движения со стороны Москвы,противоположное направление среди местных жителей дурной славой не пользуется.Некоторые из местных жителей утверждают, что автодорогу проложили через древнее кладбище XI века, где якобы хоронили самоубийц, однако местные краеведы факт существования на этом месте кладбища пока не подтверждают.В 1998 году о данной аномальной зоне написали несколько газет.В 1999 поисковики из «Космопоиска» провели приборные замеры, однако, ни к каким конкретным выводам они не пришли. В 2003 году проблемой Лыткаринской трассы заинтересовался губернатор Московской области Борис Громов, он пообещал местным жителям «поставить крест» на этом опасном участке и сделать дорогу более безопасной.

Во множестве стран мира бытуют рассказы о встречах на дорогах с призраком голосующего,который просит водителя подвести его куда-либо на попутке,высказывает какое-нибудь иное пожелание или что-либо предрекает,а затем выходит у пункта назначения,иногда сквозь закрытые двери салона,и даже исчезает прямо на ходу.Подобные истории можно услышать в Англии,Корее,Канаде,Швеции,Пакистане,Сицилии,Южной Африке,и во многих других странах и регионах Земли.А в США такие голосующие призраки называют хич-хайкерами.

Конечно,не совпадают некоторые отдельные существенные детали,например,пол,возраст и внешность голосующего,число свидетелей и вид автотранспорта-встречаются легковой автомобиль,трактор,вагон трамвая на конной тяге,тепловоз и даже велорикша (Малайский архипелаг).Чаще всего призрак принимает вид девушки или молодой женщины в белом одеянии,,которая просит водителя подбросить её куда-нибудь,сообщает адрес и незадолго до прибытия на место ещё по пути внезапно исчезает.Озадаченный водитель обращается за разъяснениями по указанному адресу и с ужасом узнаёт,что его странная попутчица погибла в автокатастрофе на том же самом месте,где он её подобрал,несколько дней,месяцев или лет тому назад.Бывает,водителю предъявляют и её фото...

. 6

Странные события нгачались в 1934 году в местечке Эш-Менор,графство Суссекс.дом,где всё это происходило,в июне 1934 года купило семейство Килей.Когда обговаривали цену,владелец подозрительно легко шёл на уступки.Почти сразу же после вселения жена нового владельца стала испытывать какие-то не очень приятные ощущения в спальне.Потом начал слышаться топот на чердаке.В ноябре1934 года сам Киль проснулся от трех неистовых ударов в дверь,их слышала и его жена ; было три часа ночи.Следующей ночью в то же время раздались два глухих удара в дверь и один громкий в тот же час еще и последующей ночью.Киль решил пронаблюдать,как это происходит,и бодрствовал до трёх часов ночи.Поскольку всё было тихо,он уснул,но вдруг очень мощный удар разбудил его.И хотя в комнате было темно,Киль совершенно отчётливо увидел маленького старого человечка в зелёном халате ,тёмных брюках и с платком вокруг шеи.Он выглядел настолько натурально,что хозяин,приняв его за вора,выпрыгнул из кровати,чтобы задержать незванного гостя.Однако руки Киля прошли сквозь старика,отчего хозяин дома тут же упал в обморок.Когда очнулся,немедленно побежал в спальню жены,но там лишь бессвязно борматал,и его половина,стремглав выбежала за глотком бренди для мужа.Перед его комнатой она увидела мужские ноги в гамашах ,а подняв взгляд выше,того же самого маленького человека.Она совершенно отчётливо видела его в темноте,несмотря на точто он не светился.На нём была какая-то транная шляпа,лицо выглядело очень красным,взгляд-злобный и жуткий,изо рта текли слюни.Миссис Киль всё же спросила кто он,и что ему надо.Не получив ответва она ударила его,но кулак ронзил старика насквозь,не причинив ему никакого вреда.Уже потом,когда оба пришли в себя,они сравнили свои впечатления и поняли,что видели один и тот же призрак.

После этого супруги продолжали встречать маленького старого человечка в зелёном несколько раз в неделю.Слышались также звуки его шагов и непонятные удары.Старик обычно появлялся из камина,пересекал спальню Киля и исчезал в шкафу.

В конце концов семья перестала его бояться.Хозяйка дома нашла ,что можно заставить призрак испариться,попытавшись до него дотронуться пальцем.Когда она в третий раз увидела его,старик поднял голову и ей открылась ужасная картина:из перерезанной гортани торчала трохея!!