Войти Регистрация
женщины в мире
Сообщество для людей, интересующихся вопросами феминизма, гендера и прав женщин.
470 участников, 1344 вопроса

Великие женщины

Великая женщина, прожившая свою жизнь в тени мужа.

640px-Mileva_Maric
  • Перевод: Татьяна Керим-Заде
  • Источник: «Учебник для женщин, подвергающихся насилию, которые хотят перестать ими быть» (2013), из главы «В качестве эпилога. Памяти Милевы.»

Эта глава посвящена одной из жертв гендерной дискриминации, возможной со(авторке) Теории Относительности, Милеве Марич.

Милева Марич (1875 - 1948) родилась в Тителе, Войводина, на севере экс-Югославии. В возрасте 21 года поступила в Цюрихский Политехникум, в том же году, что и Альберт Эйнштейн, который был на три с половиной года моложе Милевы. Она была единственной женщиной, которая в том году начала обучение на математическом факультете.

Цюрихский Политехникум был тогда чем-то вроде Массачуссетского Технологического Института, так что Милева должна была быть очень компетентной абитуриенткой, особенно принимая во внимание то, что она была женщиной.

Познакомившись, Альберт и Милева полюбили друг друга.

В одном из писем Милеве Эйнштейн писал: «Как я буду счастлив и горд, когда мы наконец добьемся успешного завершения нашей работы об относительном движении (Теория Относительности - прим. автора)». Джон Стейчел отмечает в своей работе «Эйнштейн и эксперимент эфирного ветра» («Einstein and Ether Drift experiments», 1987): «Этот комментарий заставляет нас задаться неловким вопросом о том, какого рода было участие Марич в разработке теории».

Милева провела зимний семестр 1897-1898 гг в Гейдельберге (Германия). В одном из своих писем Эйнштейну она рассказывала об огромном интересе, который вызывает у нее чтение материалов о соотношении скорости движения молекул и дистанции между их столкновениями, тема, ставшая одним из фундаментальных аспектов исследования Эйнштейна по броуновскому движению. Эйнштейн восхищался спокойной независимостью и интеллектуальными амбициями Милевы. Он считал, что ему крупно повезло, когда он её встретил: «Существо, равное мне, такое же сильное и независимое». Позднее, когда Эйнштейн работал над вопросами электродинамики движущихся тел, он неоднократно писал Милеве о Теории Относительности: «наша работа по относительному движению», «наша теория».

Милева забеременела. В 1902 году у неё родилась дочь Лизерль, о которой ничего не известно. Мария Докманович, переводчица писем Милевы, провела расследование, пытаясь выяснить судьбу Лизерль. Скорее всего, девочка была отдана на удочерение через несколько недель после рождения, в 1902 году, чтобы избежать скандала, связанного с рождением ребенка вне брака, который бы сильно отразился на жизненной перспективе Милевы. В связи с этими событиями Милева не смогла сдать дипломный экзамен в институте. Мы можем только представить себе, как трудно было ей возобновить учёбу, и с какой грустью переживала она своё несостоявшееся из-за социальных предрассудков того времени материнство.

Альберт и Милева поженились 6 января 1903 года (почему не несколькими месяцами раньше, чтобы не было необходимости отказываться от дочери?). В браке у Милевы родились двое сыновей - Ганс Альберт и Эдвард. Милева полностью подчинила свои профессиональные достижения профессиональному успеху мужа, работая его ассистенткой. Милева была постоянно перегружена работой для Альберта, что не давало ей развивать собственную научную деятельность, кроме того, она старательно скрывала собственные блестящие способности в пользу научного авторитета мужа. Эта работа не давала ей возможности завершить собственный дипломный проект, тогда как Альберт удовлетворительно защитился.

В 1905 году Эйнштейн опубликовал в номере немецкой Annalen der Physikтри своих работы. Теория Относительности была одной из них. Эйнштейн прославился. Первым человеком, выразившим своё изумление качеством и оригинальностью этих работ, стал Герман Минковский, который преподавал в своё время математику Эйнштейну и отлично знал возможности своего бывшего ученика: «Эйнштейн? Если бы это был Гроссман, или Вегенер, или эта способная девушка, Милева…, но Эйнштейн?…, который прогуливал занятия…» В разговоре с Максом Борном, Минковский сказал об опубликованных статьях: «Для меня это стало совершенной неожиданностью, ведь Эйнштейн всегда был ленив. Его совершенно не интересовала математика».

В биографии Милевы Марич, составленной Дезанкой Трбухович-Гжурич «Im Schatten Albert Einsteins: Das tragische Leben der Mileva Einstein-Maric» (В тени Альберта Эйнштейна: трагическая жизнь Милевы Эйнштейн-Марич), которую цитируют издатели «The Coiiected papers of Albert Einstein», говорится: «Русский физик А.Ф. Иоффе, директор Института Прикладной Физики, впоследствии называвшегося Институтом Полупроводников Академии Наук СССР, в своих "Воспоминаниях об Альберте Эйнштейне" отмечает, что рукописи работ, опубликованных в 1905 году были подписаны "Эйнштейн-Марич". Иоффе, будучи ассистентом В.К. Рентгена, вполне имел возможность видеть рукописи, которые были посланы тому издателем Annalen der Physik для прочтения и составления отзыва, и которые впоследствии были утеряны». Милева значилась соавтором в оригинальной рукописи статьи о Теории Относительности в 1905 году.

На самом деле, Иоффе сказал о рукописи: «Её автором был Эйнштейн-Марити» и добавил, полагая, что это было имя Альберта Эйнштейна: «никому неизвестный служащий из бернского отдела патентов». Иоффе не знал, что Милева к тому времени изменила сербскую фамилию «Марич» на венгерский вариант «Марити». Таким образом, Иоффе мог утверждать о том, что рукопись была подписана «Эйнштейн-Марити» только в том случае, если сам видел её, так как Эйнштейн ни в одной из своих биографий не высказывался на этот счёт.

То, что статьи 1905-го года были подписаны Эйнштейн-Марити следует и из эпизода биографии Эйнштейна, написанной Армином Германом (Armin Hermann): кандидатура Эйнштейна на пост университетского преподавателя на Философском Факультете Бернского Университета (где также преподавались точные науки) была отвергнута, так как он представил как свои опубликованные авторские статьи те, которые были подписаны и именем Милевы (те самые статьи).

После публикации Теории Относительности Эйнштейн неоднократно демонстрировал, что его знания об экспериментах Михельсона-Морли (целью экспериментов, проводимых с 1881 по 1887 год Михельсоном и Морли, было определить скорость Земли относительно теоретической субстанции, известной под названием светоносного эфира) и работах Х.А. Лоренца были достаточно ограниченными. Между тем, знание этих работ и экспериментов было фундаментальным и необходимым для создания Теории Относительности. Нет никаких записей Эйнштейна относительно этих работ, в первом томе «Collected papers», кроме его писем к Милеве, как-будто это было исключительно приватной темой для разговоров с ней. Недостаточное знакомство Эйнштейна с экспериментами Михельсона-Морли и Лоренца делает вполне логичным предположение о том, что именно Милева Марич была экспертом в этой области, и что она поставляла мужу необходимую информацию, а значит, что она так же, как её муж, могла быть автором Теории Относительности.

В тот же период Эйнштейн пишет отцу Милевы: «Я женился на Вашей дочери не из-за денег, а потому что я люблю её, потому что нуждаюсь в ней, потому что она и я слиты воедино. Всё, что я сделал, всё, чего я добился, стало возможным благодаря Милеве, она является для меня гениальным источником вдохновения, моим ангелом-хранителем, защищающим от пороков. Без неё я бы не начал мою работу и уж тем более не закончил бы её» (Trömel-Plötz, 1990).

Кристофер Бьеркнесс, американский научный историк,написавший шесть книг об Эйнштейне и о Теории Относительности, в книге «Альберт Эйнштейн - Неисправимый Плагиатор» (2002) говорит: «Совершенно очевидно, что Альберт Эйнштейн не был единственным автором рукописи 1905 года о "принципах относительности". Его жена, Милева Марич, могла быть соавтором или единственным автором работы. Хотя работа была представлена в начале либо как соавторство Милевы Эйнштейн-Марити и Альберта Эйнштейна, либо как труд Милевы Эйнштейн-Марити, имя Альберта стало единственным, под которым работа была в конце концов опубликована.

Милева и Альберт и раньше выступали соавторами в научных работах, и Альберт тогда высоко ценил сотрудничество Милевы. Г-жа Сента Трёмель Плёц (Senta Trömel-Plötz) представила обширные письменные источники, в которых видно как бессовестное присвоение Альбертом труда Милевы, так и её молчаливое подчинение».В письмах друзьям Эйнштейн хвастал: «С женой я обращаюсь как с прислугой, которую не могу прогнать». В письме Милеве, датированном 1914 годом Эйнштейн излагает ей свои условия семейной жизни:

«1. Вы будете следить за тем, чтобы

  • моё нижнее и постельное белье было чистым и содержалось в порядке
  • мне подавали еду три раза в день в моем кабинете
  • моя спальня и кабинет содержались в чистоте и порядке, и чтобы никто, кроме меня, не прикасался к моему рабочему столу

2. Вы откажетесь от любой связи со мной, кроме той, которую необходимо поддерживать на людях. В особенности, Вы не будете претендовать на то, чтобы я

  • оставался с Вами дома
  • сопровождал Вас в поездках

3. Вы должны будете торжественно пообещать, что

  • не будете ждать с моей стороны никаких чувств и не будете упрекать меня за их отсутствие
  • будете отвечать мне тотчас же, как только я обращусь в Вам
  • беспрекословно покинете как мою спальню, так и мой кабинет по первому моему требованию
  • не будете очернять меня перед детьми, ни словом, ни делом»

Текст опубликован в Le Monde от 18 ноября 1986 года.

Ко времени написания «требований к совместной жизни» Эйнштейн уже состоял в связи со своей двоюродной сестрой Эльзой, которая была моложе Милевы.

В книге «В тени Альберта Эйнштейна…» говорится: «Издевался ли Эйнштейн над Милевой только психологически, или же имели место и побои? Этот вопрос возникает на основании дневниковой записи Лисбет Хёрвиц (Lisbeth Hurwitz), дочери одного из приятелей Эйнштейна, из которой можно сделать вывод по крайней мере об одном эпизоде физического насилия над Милевой. Кроме того, Ганс Альберт упоминает о том, что его отец применял к ним с братом физическое насилие в воспитательных целях».

Милева и Альберт с 1914 года стали жить раздельно, а в 1919 году развелись, - тогда же Альберт женился на Эльзе Эйнштейн Ловенталь.

Милеве присудили опекунство над детьми. К договору о разводе был добавлен пункт о том, что Эйнштейн обязуется выплатить Милеве сумму любой Нобелевской Премии, которую ему могли бы присудить в будущем. Это соглашение держалось Эйнштейном в секрете в течение долгого времени. Можно представить себе как Милева, по горло сытая ложью и подчинением, говорит бывшему мужу: «Или ты отдаешь детям и мне деньги, которые получишь в качестве премии, а себе оставляешь славу, или я расскажу всем правду».

После развода Эйнштейн полностью прекратил общение со своим сыном Эдвардом, больным шизофренией. Милева в одиночку заботилась о нем в течение всей жизни. Когда она была при смерти, Эйнштейн поручил старшему из сыновей, Альберту, чтобы тот написал «своей умалишенной матери» о том, «чтобы она ни о чём не беспокоилась. В том числе, об Эдварде». После смерти Милевы Эйнштейн поместил своего младшего сына в психиатрическую лечебницу, где тот и умер. Отец не навестил его ни разу.

Годы, проведенные в браке с Милевой, были самым плодотворными годами Эйнштейна. После 1914 года его физика становится консервативной, прекратились исследования научной литературы, иссякли новаторские идеи, подобные Теории Относительности. Исследователи полагают, что творческие идеи принадлежали Милеве, и что когда та исчезла из жизни Эйнштейна, исчез и его гений. Физик Эван Харрис Уолкер (Evan Harris Walker) считает, что автором основных положений теории относительности была Милева.

Мария Докманович представляет Милеву в её биографии «как настоящую сербскую женщину, которая шла на всё, чтобы угодить мужу», как воплощение литературного мифа о том, как женщина приносит в жертву себя в порыве романтической любви: «Милеве никто не верил, но она сыграла первостепенную роль в научной работе Альберта». Милева провела большую часть жизни, погружённая в характерную для Стокгольмского Синдрома романтическую фантазию о собственном единении и слиянии с мужем, отрицая и скрывая от себя Эйнштейна-абьюзера. Она не позволяла себе думать о том, что её муж подвергал её издевательствам и присвоим себе авторство её интеллектуального труда. Милева отказывалась слушать тех. кто говорили ей об этом. Когда в 1929 году её спросили, почему она подарила авторство Теории Относительности Альберту, она ответила: «Мы с Альбертом являемся Ein Stein», что означает буквально «одним камнем».

«Я разделяю с д-ром Стейчелом его беспокойство по поводу жестокого обращения, которому была подвергнута Милева Марич. Но в отличии от д-ра Стейчела, я считаю, что автором этого жестокого обращения, возможно даже физического, был Альберт Эйнштейн. Я мог бы привести примеры одиозных и мизогинных диатриб Эйнштейна или представить доказательства его подлого поведения, его халатного отношения к семье, его жестоких публичных кампаний против Милевы Марич.»

Кристофер Бьеркнесс «Ответ на критику Джона Стейчела»

В 1987 году были опубликованы письма Эйнштейна Милеве. Большинство их относилось к последнему периоду их отношений, многие письма, относящиеся к началу их отношений, были уничтожены Эйнштейном. В 13 из 43 писем Эйнштейна к жене говорится о её работах или о соавторских работах. Эйнштейн никогда не объяснил, как ему пришла в голову идея Теории Относительности.

«Секрет творчества - в умении не разглашать источники» (А. Эйнштейн).

«Я не представляю себе женщину-Галилея, женщину-Кеплера или женщину-Микельанджело» (А. Эйнштейн).

Эван Хариис Уолкер пишет:

«В своих письмах Альберт говорит о "нашей теории" всякий раз, когда речь идёт о теории молекулярных сил и о теории относительного движения. Это упоминание о "нашей теории" отсутствует, когда он разбирает другие научные идеи. Как минимум, эти две теории стали результатом совместной работы… Я не могу отделаться от впечатления, что база, библиографические исследования и, в особенности, основные идеи теории относительности принадлежат Милеве, а оформление - Альберту. Вычисления и опыты были сделаны совместно… Основываясь на заявлениях самого Эйнштейна, можно найти достаточно оснований, чтобы, следуя современным понятиям об интеллектуальной собственности, признать за Милевой соавторство Теории Относительности… В настоящее время мы не считаем нормальным, чтобы кто-то сотрудничал с другим человеком на протяжении всего времени создания научной работы, признавал бы выгоду, которую приносит ему это сотрудничество, использовал бы труд другого человека, призывая его к совместной деятельности и обещая: "ты будешь вознаграждена с лихвой", и не включил бы в конце концов этого сотрудника в число соавторов проекта. К тому же, у нас достаточно оснований предполагать, что роль Милевы была большей, чем сотрудничество: возможно, она была основной создательницей Теории. В любом случае, её знания превосходили знания Эйнштейна, и она была лидером в данном исследовании».

Последствия того, что признанным автором современной физико-математической концепции устройства вселенной может оказаться женщина, а не мужчина, значительны. Эйнштейн представляет собой архетип мужского гения. Его образ стал нарицательным образом рассеянного ученого, слишком занятого своим творческим внутренним миром, которому не должны мешать жена и дети, совершенно неспособные понять его трансцендентную задачу.

Мы можем представить себе миллионы женщин, принесённых в жертву ради триумфа их мужей. Исследовательницы, артистки, женщины-философы, женщины-авторы научных и литературных трудов, которые сперва становятся соавторами, затем - помощницами, а потом - и вовсе бывшими жёнами, забытыми и обманутыми теми мужчинами, которым они посвятили жизнь. Каким смешным кажется нам стереотип гордого своими достижениями мужчины, которому жена в перерыве между мытьём грязной посуды и сменой пеленок царапает на бумажке уравнения, которыми он впоследствие будет щеголять перед миром.

Можно подумать, что подобное происходило в начале ХХ века, но проблема вездесущей гендерной дискриминации сегодня так же остра и актуальна, как и тогда.

В Европе и сегодня навыки и знания женщин-учёных разбазариваются непозволительным образом в результате гендерной дискриминации, согласно Докладу, опубликованному Еврокомиссией 05 мая 2002 года.

Отделение Хельсинской Группы «Женщины и Наука» проанализировала статистические данные тридцати европейский стран по вопросу национальных политик относительно участия женщин в науке. Из этого анализа следует, что хотя в Европе большинство людей с высшим образованием в области точных наук составляют женщины, чем ближе к вершине академической иерархии, тем меньше женщин мы встречаем.

Об истории Милевы Марич и о её возможном (со)авторстве Теории Относительности можно прочитать в следующих исследованиях и публикациях:

  • «Albert Einstein - Person of the Century», Time, December 31, 1999.
  • «Did Einstein's Wife Aid in Theories?», New York Times, March 27, 1990
  • «Did Einstein's Wife Contribute to His Theories?», The New York Times, 27 March 1990, Section C, p. 5.
  • «Was the first Mrs Einstein a Genius, too?», New Science, Number 1706, 3 March 1990, p. 25.
  • BARNETT, Carol: Comparative Analysis of Perspectives on Mileva Maric Einstein (Tesis Doctoral), 1998.
  • BJERKNES, Christopher Jon: Albert Einstein: The Incorrigible Plagiarist, 2002, Internet.
  • CLARK, Ronald W: Einstein, the Life and Times, 1973.
  • MILICEVIC Dragan: Mileva Maric-Einstein.
  • DJURDJEVIC, Maria: Mileva Einstein-Maric (1875-1948) - Hacia la recuperación de la Memoria Cientifica, Universitat Rovira i Virgili. Tarragona
  • DOKMANOVIC, Marija: Student's Search for Albert Einstein's Wife and Daughter Illuminates the Theory of Relativety, https://www.mtholyoke.edu/offices/comm/csj/961122/ein.html
  • GABOR, Andrea: Einstein's Wife: Work and Marriage in the Lives of Five Great Twentieth Century Women. Viking Press, New York, 1995.
  • HIGHFIELD, Roger and CARTER, Paul: The Private Lives of Albert Einstein. London: Faber & Faber, 1993.
  • JOFFE, A.F.: «In Remembrance of Albert Einstein», Uspekhi Fizicheskikh Nauk, Volume 57, Number 2, 1955, p. 187. (А. Ф. Иоффе, «Памяти Альберта Эйнштейна», Успехи физических наук).
  • KRSTIC, D: «Collected Papers», Natural Sciences, Volume 40, Marica Srpska, Novi Sad, 1971, p. 190, note 2.
  • KRSTIC, D: Mileva & Albert Einstein. Ljubezen in skupno znanstveno, Didakta, 1976, 2003. Murska Sobota, Solidarnost, 2002.
  • MAURER, Margarete: «Die Eltern» oder «der Vater» der Relativitätstheorie? Zum Streit über den Anteil von Mileva Mari∆ an der Entstehung der Relativitätstheorie«, PC news, № 48, Jahrgang 11, Heft 3, Vienna, 1996, pp. 20-27.
  • POPOVIC, Milan: In Albert's Shadow: The Life and Letters of Mileva Maric, Einstein's First Wife, The Johns Hopkins University Press, 2003.
  • TRBUHOVIC-DJURIC, Desanka: In The Shadow of Albert Einstein: The Tragic Life of Mileva Maric, 1982 (Primera edicion Usenci Alberta Ajnstajna, Bagda- la, Krusevac 1969).
  • TROEMEL-PLOETZ, A.S.: «Mileva Einstein-Maric: The Woman Who did Einstein's Mathematics», Women's Studies International Forum, Volum 13, Number 5, 1990, pp. 415-432.
  • WALKER, E.H.: «Ms. Einstein», The Baltimore Sun, 30 March 1990, p. 11. WALKER, E.H.: «Did Einstein Espouse his Spouses Ideas?», Physics Today, Volume 42, Number 2, 1989, pp. 9, 11.
  • WALKER, E.H.: «Mileva Maric's Relativistic Role». Physics Today, Volume 44, Number 2, 1991, pp. 122-124.
  • WALKER, E.H.: «Ms. Einstein», Annual Meeting Abstracts for 1990, AAAS (American Association for the Advancement of Science), February 15-20, 1990, p. 141.
  • WALKER, Evan Harris: The Collected Papers of Albert Einstein, Princeton, 1990.

Я хочу посвятить эту книгу Милеве, всем Милевам прошлого, настоящего и будущего, с надеждой на то, что они откроют новые концепции вселенной и будут признаны, любимы и уважаемы своими товарищами-мужчинами.

Надо признать, что в своё время я выбрала естественно-научную деятельность, чтобы понять Теорию Относительности, возможно, в подражание Эйнштейну. Теперь я понимаю, что в действительности я хотела бы подражать Милеве, но Милеве другого, будущего счастливого и равноправного мира.

Консуэло Барэа, Август 2013


Комментировать

Комментарии

Швеция, Стокгольм

Я проверку как могла провела через Вики. Ссылки есть; по ним я не ходила. Аргументы о том; что маловероятно ее соавторство; мне показались убедительными. Сепарация от Альберта произошла в 1914 году. Умерла лет на сорок позже. Что в етот период ей помешало сделать хоть одну публикацию? Или хоть докторскую защитить? Нет объективных данных о незаурядных способностях; нет доказательств. С др.стороны Альберт спустя 5-10+ лет после сепарации продолжал публиковать серьезные работы. В общем; несмотря на все уважение к автору статьи; главная мысль статьи не может быть принята как достоверная.

Ответить

А ссылки, приведенные в конце этой статьи проверяла? Вики - это не серьезно

Ответить
Швеция, Стокгольм

А где серьёзность ссылки с сайта вуменэйшн.орг?? Как раньше мы и обсуждали, я ссылаюсь не на Википедию, а аргумены упомянутые в ней, подкреплённые ссылками в этой статье, это лишь адрес, где надо поглядеть на аргументы и посмотреть ссылки. https://ru.wikipedia.org/wiki/Марич,_Милева

У меня нет оплачиваемой работы проверять ссылки. Но глазом зацепила там я имечко дяденьки, которого цитирует уважаемая Консуэла
"Эван Хариис Уолкер пишет:

«В своих письмах Альберт говорит о "нашей теории" всякий раз, когда речь идёт о теории молекулярных сил и о теории относительного движения. Это упоминание о "нашей теории" отсутствует, когда он разбирает другие научные идеи. Как минимум, эти две теории стали результатом совместной работы… Я не могу отделаться от впечатления, что..."

Этот же Эван Уолкер фигурирует в агрументах в статье из Вики (см. ссылку 37, где он упомянут). ОДнако, у него слабые аргументы по сравнению с доводами Стачела.

Вопрос, касающийся вклада Милевы Марич в ранние работы Эйнштейна (в особенности работы «Года чудес»), в какой-то мере является дискуссионным. Консенсус среди профессиональных историков физической науки сводится к тому, что она не сделала значительного научного вклада[31][32][33][34][35]. Некоторые учёные утверждают, что она оказывала ему поддержку в научных исследованиях и, вероятно, обеспечивала их материально[36][37][38][39].

Альберт Эйнштейн и Милева Марич, 1912 год

Доводы соавторства Марич в ранних работах Эйнштейна базируются в основном на следующих данных:

  • Свидетельство известного русского физика Абрама Иоффе, который обозначил имя автора трёх статей «Года чудес» как Эйнштейн-Марити, ошибочно добавляя по несуществующему швейцарскому обычаю фамилию жены Марити (Марич)[40]. Он описывал вход Эйнштейна на арену мировой науки как «незабываемый» для «неизвестного до тех пор чиновника патентного бюро»[35][40][41].
  • Милева якобы сказала своему сербскому другу, со ссылкой на 1905 год, что «мы закончили некую важную работу, которая сделает моего мужа всемирно известным»[42]. Историками Хайфилдом и Картером подобные воспоминания описываются как «местный городской фольклор»[43].
  • Письма, в которых Эйнштейн к словам «теория» и «работа» употребляет местоимение «наша». Джон Стачел отмечает, что эти письма были написаны в студенческие годы, по крайней мере, за четыре года до статей 1905 года. В некоторых случаях, когда Эйнштейн употребляет «наш», речь идёт о дипломной работе, тема которой была у них одинакова (экспериментальные исследования теплопроводности)[44]. Эйнштейн использует «наш» в общих заявлениях, в то же время он неизменно говорит «я» и «мой», когда касается «специфичных» идей: «письма к Марич показывают Эйнштейна с упоминанием ссылок на "его" исследования, "его" работы по электродинамике движущихся тел более дюжины раз, в то время как "наш" упоминается всего лишь один раз в работе по проблеме относительного движения»[45]. В двух случаях, касающихся уцелевших ответных писем от Марич, в которых он рассказывает о своих последних идеях, она не дает никакой ответной реакции. Ёе письма, в отличие от писем Эйнштейна, содержат только личные вопросы и замечания, касающиеся её курсовой работы в Политехникуме. Стачел пишет: «В её случае мы не имеем ни опубликованных статей, ни писем с серьёзным научным содержанием, направленных Эйнштейну или к кому-либо ещё, ни каких-либо объективных доказательств её предполагаемых творческих талантов. Мы даже не знаем о слухах, касающихся её разговоров с кем бы то ни было на научные темы, не говоря уже об утверждениях, касающихся официальных сообщений о её идеях»[46].
  • Соглашение о разводе, в котором Эйнштейн обещал ей деньги от Нобелевской премии, он предложил, чтобы убедить отказывающуюся Марич дать согласие на развод[47]. На основе опубликованных писем (раскрытых для общественности спустя 20 лет со дня смерти сводной внучки Эйнштейна Марго), Уолтер Айзексон сообщил, что в конечном итоге Марич вложила деньги Нобелевской премии в три жилых здания в Цюрихе, с целью получения дохода[48].

Нет убедительных доказательств того, что Марич помогла Эйнштейну развить свои теории[32][49][35]. Первый сын супружеской пары, Ганс Альберт, сказал, что, когда его мать вышла замуж за Эйнштейна, она забросила научные амбиции[50]. Эйнштейн остался весьма плодотворным ученым в 1920-е годы, долгое время придавая работе приоритетное значение после разрыва с Марич в 1914 году[51]. Она, в свою очередь, так ничего и не опубликовала[45]. Никто из друзей и коллег Эйнштейна не упоминал, что Марич как-то была связана с его работой. Кроме того, сама Марич никогда не утверждала, что играла какую-либо значительную роль в научной работе Эйнштейна, и не намекала на такую роль в письмах к своей близкой подруге Хелен Савич[52].

Ответить

Вот библиографический список. Это то, на чьи исследования она опиралась. «Albert Einstein - Person of the Century», Time, December 31, 1999. «Did Einstein's Wife Aid in Theories?», New York Times, March 27, 1990 «Did Einstein's Wife Contribute to His Theories?», The New York Times, 27 March 1990, Section C, p. 5. «Was the first Mrs Einstein a Genius, too?», New Science, Number 1706, 3 March 1990, p. 25. BARNETT, Carol: Comparative Analysis of Perspectives on Mileva Maric Einstein (Tesis Doctoral), 1998. BJERKNES, Christopher Jon: Albert Einstein: The Incorrigible Plagiarist, 2002, Internet. CLARK, Ronald W: Einstein, the Life and Times, 1973. MILICEVIC Dragan: Mileva Maric-Einstein. DJURDJEVIC, Maria: Mileva Einstein-Maric (1875-1948) - Hacia la recuperación de la Memoria Cientifica, Universitat Rovira i Virgili. Tarragona DOKMANOVIC, Marija: Student's Search for Albert Einstein's Wife and Daughter Illuminates the Theory of Relativety, https://www.mtholyoke.edu/offices/comm/csj/961122/ein.html GABOR, Andrea: Einstein's Wife: Work and Marriage in the Lives of Five Great Twentieth Century Women. Viking Press, New York, 1995. HIGHFIELD, Roger and CARTER, Paul: The Private Lives of Albert Einstein. London: Faber & Faber, 1993. JOFFE, A.F.: «In Remembrance of Albert Einstein», Uspekhi Fizicheskikh Nauk, Volume 57, Number 2, 1955, p. 187. (А. Ф. Иоффе, «Памяти Альберта Эйнштейна», Успехи физических наук). KRSTIC, D: «Collected Papers», Natural Sciences, Volume 40, Marica Srpska, Novi Sad, 1971, p. 190, note 2. KRSTIC, D: Mileva & Albert Einstein. Ljubezen in skupno znanstveno, Didakta, 1976, 2003. Murska Sobota, Solidarnost, 2002. MAURER, Margarete: «Die Eltern» oder «der Vater» der Relativitätstheorie? Zum Streit über den Anteil von Mileva Mari∆ an der Entstehung der Relativitätstheorie«, PC news, № 48, Jahrgang 11, Heft 3, Vienna, 1996, pp. 20-27. POPOVIC, Milan: In Albert's Shadow: The Life and Letters of Mileva Maric, Einstein's First Wife, The Johns Hopkins University Press, 2003. TRBUHOVIC-DJURIC, Desanka: In The Shadow of Albert Einstein: The Tragic Life of Mileva Maric, 1982 (Primera edicion Usenci Alberta Ajnstajna, Bagda- la, Krusevac 1969). TROEMEL-PLOETZ, A.S.: «Mileva Einstein-Maric: The Woman Who did Einstein's Mathematics», Women's Studies International Forum, Volum 13, Number 5, 1990, pp. 415-432. WALKER, E.H.: «Ms. Einstein», The Baltimore Sun, 30 March 1990, p. 11. WALKER, E.H.: «Did Einstein Espouse his Spouses Ideas?», Physics Today, Volume 42, Number 2, 1989, pp. 9, 11. WALKER, E.H.: «Mileva Maric's Relativistic Role». Physics Today, Volume 44, Number 2, 1991, pp. 122-124. WALKER, E.H.: «Ms. Einstein», Annual Meeting Abstracts for 1990, AAAS (American Association for the Advancement of Science), February 15-20, 1990, p. 141. WALKER, Evan Harris: The Collected Papers of Albert Einstein, Princeton, 1990.

Ответить
Швеция, Стокгольм

Ну, да, это в основном книги от Валкера и ему подобных и книги от Стачела. Аргументы противников идеи её вклада, выглядят более правдоподобными. ДОказательств её светлого ума и вклада после того как она попала в "зыбучие репродуктивные пески" крайне мало. В первую очередь нет публикаций, во вторую, нет писем, где бы она своей подруге что-то про это писала, про науку, нет ничего в письмах к Эйнштейну про это. Докторская незащищена. Никаких следов жизнедеятельности у "великого" учёного? Так не бывает. В том числе и совместная работа с мужем по-другому выглядит, у той же Кюри.

Ответить

http://www.proza.ru/2014/12/05/1273

Ответить
Швеция, Стокгольм

автор - несерьёзный, а его источники - тоже. Вообще жаль, что нужно время, чтобы ознакомиться со всеми материалами, притом только с достоверными, а не всякую подделку.

Плюс он там пишет, чушь полную, что у женщины бы не приняли рукопись для публикации, узнав, что у неё, пардон, на минуточку женские гениталии. Европа, конец 19, начало 20го века. У Кюри принимали публикации, а у Малевы - нетушки. В общем, дичь пишет, и чтобы поверить всему что он пишет, нужно сначала поверить в эту чушку, а тут у меня проблемы, потому что у Кюри брали публикации и у многих других - тоже не взирая на гениталии.

Ответить

Да и делать это лучше в библиотеке какой-нить. В интернете полно мусора.

Ответить
Швеция, Стокгольм

Конечно, лучше в Бибке, но не обязательно физически, можно запросы в биб-ки делать и пр. Смотреть первоисточники. Кто этим будет заниматься?

вдруг тыне прочла мою вторую редакцию предыдущего коммента:

Плюс он там пишет, чушь полную, что у женщины бы не приняли рукопись для публикации, узнав, что у неё, пардон, на минуточку женские гениталии. Европа, конец 19, начало 20го века. У Кюри принимали публикации, а у Малевы - нетушки. В общем, дичь пишет, и чтобы поверить всему что он пишет, нужно сначала поверить в эту чушку, а тут у меня проблемы, потому что у Кюри брали публикации и у многих других - тоже не взирая на гениталии.

Ответить

Ну страны разные все же. Европа в начале 20 в. - это не сегодняшняя объединенная Европа. + у Кюри может статьи брали под предводительством ее мужа. У них может нормальные отношения были в семье. Не изучала, честно сказать, их любовную и семейную историю. Может они саратниками были. Хз как у них там было

Ответить
Швеция, Стокгольм

да,нет, публиковать брали у всех и всё, наука слепа, как фемида :),имхо,конечно.

Жорж Санд родилась на век раньше, и то публиковалась, правда, взяла мужское имя. Этот трюк был известен Малеве, она грамотная девка была-то. Так что, я не верю в столько несчастных совпадений. Хорошему танцору печка не помешает станцевать. Кюри и Ж.Санду, не помешали тогдашние печки публиковаться, а вот, Малева, такая затюканная, такая затюканная. Сколько она всего делала, поступала, сдавала, пробивная была. Могла опубликовать что угодно, я не верю, что женщина её происхождения и образования стала бы через мужа пропихивать свои мозги наружу. Не-а.

Ответить

Скажи, как ты думаешь, зачем Энштейн заключил с ней такой брачный контракт, который предполагает отдачу всех, или половины (в разных источниках по-разному) денег от Нобелевской премии? Тебе кажется это логичным? Ну вот представь твой муж премию Нобелевскую сейчас получит, деньги он тебе отдаст?

Ответить
Швеция, Стокгольм

У неё и близко таких условий не было. Ей было позволено с этих денег купить три дома. В одном дому она жила с двумя сыновьями, один из которых болен шизой. Это как бы была обязанность Эйнштейна заботиться о своих детях, тем более инвалиде, и это было закреплено как обязанность в законе, наверняка. Он лишился бы многого, поступи иначе, я думаю. Т.е. его в долговую яму определили бы,очень даже наверняка. Т.е. смотри один дом занят под потомство Эйнштейна, и при нём в качестве прислуги и няньки - бывшая. Что же до двух других домов, то её собственностью по договору они не были, а были собственностью потомства Эйнштейна, были использованы только как инвестиции, полагаю, сдавались. Ей достались только проценты от этой инвестиции. Т.е. полагаю, не только эти дома не были её собственностью, ей не полагался прямой доход с них, например6000 ЕВРО в мес. ей нельзя было получить, но ей разрешались проценты с этой инвестиции. Т.е. вот, сколько процентов с 6000ЕВРо помещённых в банк давал банк, вот, этобыло её по договору. Он распряжался деньгами как полноправный хозяин. И ни о каких её фин. свободах около его денег речь не идёт. Т.е. если идея была её иработа была её, вряд ли бы она её отдала мудиле за какие-то сраные проценты.
В общем, смахивает на то, что её брачный контракт был выжат ею под сексуальный контракт, который как тогда так и сейчас для женщины малоприбылен. Если она не топ. модель мира, а обычная женщина.

Ответить

Не знаю откуда ты это взяла. Я поняла, что она купила 3 дома на эти деньги. Потом она их постепенно лишилась, но это другая уже история...

Ответить
Швеция, Стокгольм




Ну вот, два абзаца про их с альбертом бабосы из вики. на англ. и рус.

When he received the Nobel Prize in 1921, he transferred the money to Marić, chiefly to support their sons; she had access to the interest. In 1930 at about age 20, their second son Eduard had a breakdown and was diagnosed with schizophrenia. With expenses mounting by the late 1930s for his institutional care, Marić sold two of the three houses she and Einstein had invested in. He had made regular contributions to his sons' care, which he continued after emigrating to the United States with his second wife.

Марич и оба её сына жили в стеснённых обстоятельствах. После присуждения в 1922 году Эйнштейну Нобелевской премии она получила обещанные им деньги. На них в Цюрихе было приобретено три дома[27], один для неё с сыновьями и два других в качестве вложения средств[28].

В конце 1930-х годов с Эдуардом произошёл нервный срыв, в ходе медицинского обследования был поставлен диагноз шизофрения, и два дома были проданы, чтобы покрыть лечение в психиатрической клинике при Цюрихском университете[29]. Во избежание потери основного дома права на него были переданы Эйнштейну, который регулярно переводил средства для содержания Эдуарда и своей бывшей жены.


На англ. написано "он перевёл деньги Марич, главным образом для поддержки сыновей; у неё же был доступ до процентов (т.е. лично для неё)", т.е. как алименты. Ну, знаешь, даже по тем временам, оставить женщину с 11-летним и 5-летним нажитыми в браке сыновьями, и не платить алименты, это кто б ему дал??? Естественно, когда он зануждался в разводе в 1914 году, чтобы жить с Эльзой, ему пришлось с ней договариваться, про самое главное, про деньги, и притом документально, тогда за 2 недели не разводили, отпуская загулявшего непонятного в браке муженька к ненаскучившей ещё любовнице. РАзводили за пять лет, при том желательно было её согласие, как я поняла, т.е. бывшей жены. Законы тех лет надо почитать, чтобы понять, какие у неё козыри были какие у него.

Вот, далее то же самое, но немного с подробностями, и теми же ссылками что и в русском тексте, те же источники.

In 1922, Einstein received news that he had won the Nobel Prize in November; he transferred the money to Marić in 1923. The money was used to buy three houses[26] in Zurich: Marić lived in one, a five-story house at Huttenstrasse 62; the other two were investments.[27] Georg Busch, who later became professor at the ETH, and his family were among her tenants.

In 1930 at about age 20, Eduard had a breakdown and was diagnosed with schizophrenia. By the late 1930s the costs of his care at the University of Zurich psychiatric clinic "Burghölzli" overwhelmed Marić; she sold two of the houses to raise funds for his maintenance there.[28] In 1939 Marić agreed to transfer ownership of the Huttenstrasse house to Einstein in order to prevent its loss as well, but retained power of attorney. Einstein also made regular cash transfers to Marić for Eduard's and her own livelihood.[29]

Так, тут написано, то же что и в русском тексте, чтобы предотвратить потерю дома, дом был оформлен на Эйншетейна, однако у неё была генеральная доверенность на дом.

Как ты понимаешь, ничто из выше описанного на полном серьёзе не может указывать на её научный вклад и его обязанность ей за научную работу и вклад.

Очень похоже на то, что его перечисления были связаны с обязанностью как родителя заботиться сначала о несовершеннолетних, а затем и об инвалиде, шиза в 20лет у парня случилась и серьёзная + Альберт оплатил по возможности все отступные за его пользование её женским телом как в сексуальном так и репродуктивном плане, моральный ущерб связанный с разводом и пр. Он так бы сделал и обязан был делать как по закону тех времён, так и по совести по отношению не обязательно к Милеве, он бы и любой другой Дусе всё точно так же бы делал. Её хорошие знание додекретные физики и математики тут никакой роли не играют, считаю я, как и большинство учёных, изучавших эту тему, и пришедших к консенсусу.

Я замечу, что всё, что выглядит сенсационно, там отрезание частей жены на покушать в ОАЭ, или вот, это "великая женщина" (ни разу за жизнь ничего не опубликовавшая) "держа одной рукой закаканного младенца"... "диктует своему мужу Альберту" формулы, а он записывает, записывает.... такие вот вещи, сначала надо проверять.

Сенсационность - красный флажок. Доказательства нужно особенно пристально искать, т.к. до нас поискали уже, и не раз и не два.

Ответить

Не забывай, что при патриархате историю ЛЮБУЮ вообще пишут мужчины. Поэтому "большинство ученых, пришедших к консенсусу" - это не о чем вообще...Мне тут их мнение не интересно ни разу. А вот женское мнению выслушаю с удовольствием и приму к сведению

Ответить
Швеция, Стокгольм

не забывай, что в деле науки всегда нужны доказательства, у Кюри они есть, в виде публикаций, а у Милевы нет. Получила проценты с двух домов, ну, на жила половой жизнью с Альбертом, вот, и получила, т.к. в браке была, по сексуальному контракту. /
А у Кюри с мужем есть доказательства их общей научной деятельности, она трудилась имела карьеру, но не Милева. Жили в одно время в Европе и т.д. Жорж санд тоже публиковалась вообще на век раньше, тогда ещё хуже было, знаешь, женщин по монастырям таскали, бастардкой называли если чо. Однако публиковалась.
НЕ симпатия важна в деле фактов, а беспристрастные доказательства, я Милеве симпатизирую, а Альберту нет, но доказательства указывают на его вклад, а не её.
Останемся каждая при своём мнении, как уже бывалочи :)

Ответить

Жорж Санд взяла псевдоним с мужским именем почему-то...с чего бы это? Ну да ладно. Не важно жеШ. Беспристрастные доказательства нужно искать в библиотеке, как мы с тобой уже согласились друг с другом. Все остальное - переливание из пустого в порожнее

Ответить
Швеция, Стокгольм

В этом с тобой посте мы обсуждаем с твоей подачи косвенные доказательства её якобы участия. ТАк вот, ни Кюри ни Санд свой труд на кого-то не оформляли. Взять псевдоним (ложное имя) и под ним писать своё, это значит, что не найдётся такого чела, кроме тебя, кого звали бы Жорж САнд, то же и с Кюри. А на реального кого-то оформить свою работу, это нереально. Не знаю, чела в кандалах нужно было держать, под страхом пыток и смерти, тогда да. Но в тех условиях в каких жила Милена, нетушки.
Скорее всего её история пошла по тому же пути, как у Коры, помнишь Эволюция писала об истории одного абьюзе. Корочка была замужем за этим Л... не помню имени, великий физик, гулял уничтожал её как личность, издевался. Вот, у Коры до замужества и рождения единственного ребёнка с этим пиздоболом, была аналогичная ситуация, что и у Милены. Единственная на факультете, одарённая, он младше, влюбились, и прочая. А потом как Кора, так и Милена забросили свои амбиции, то что тому мудаку на букву Л. и Альберту достались дипломированные физички для брака и секс контракта не даёт никому права придумывать истории о том, как они у своих жён что-то там списали и выдали за своё. Имхо.
Говорю, же в том и вдр. случае, женщины забросили свои научные амбиции куда подальше, окунувшись в семью. Чего не случилось с Кюри и Санд. Разные женщины, время и класс приблизительно одинаковый, результаты разные. Чел. фактор. Не патриархатный.

Ответить

Ландау его фамилия. Насчет Жорж Санд - она взяла мужской псевдоним, потому что женщин раньше не печатали. В этом посте акцент сделан как раз-таки на производимый в отношении женщины абъюз. Что ты прицепилась к этой нобелевской премии? Или ты и в абъюзе сомневаешься?

Кстати, в твоей любимой Википедии не пишут про абъюз ни в отношении Коры, ни в отношении Марич...
Ответить
Швеция, Стокгольм

КОгда жила Милена на 100 лет позже Санд уже печатали женщин. В этой статье про абьюз вскользь, зато про её недоказанный вклад, дай боже. Даже статья так называется "великая" Жэ в тени мужа-долбана. Великая женщина не могла быть таковой без единой публикации.

Ответить

Ты мне предлагаешь искать доказательства после Керим-Заде? Смешное предложение. Нет уж спасибо, не буду искать. Поверю ей на слово))

Ответить
Швеция, Стокгольм

Керим-ЗАде авторка на вуменэйшн.орг? Ну в любом случае, на личности мы не ссылаемся, когда надо предоставить доказательства, а оригинальные документы. Что там наробила Керим-Заде мы с тобой не знаем, с ней за одним столом не сидели, когда она из пальца всё высасывала (вполне вероятно). Спекулировать идеями можно сколько угодно, законом не запрещено, но незаметно переходить к верованию в них как в доказанное - это уже надо просыпаться, возвращаться к исходным даннам и фактам. А помечтать это я тоже люблю, но как бы это иллюзии, а мы ж о реальности говорим вроде в этом сообе.

Ответить

Она высосала из пальца не более, чем сейчас высасываешь ты

Ответить
Швеция, Стокгольм

доказательств нет, есть желание все так представить, это я уяснила. А вот, доказательств, к сожалению, нет.

Ответить
polina Видели на сайте 7 сентября 2018, 08:28 Модератор 9 ноября 2015, 21:54
Германия, Нюрнберг

какой мудак.

Ответить
Швеция, Стокгольм

Это да, то как он относился к ней как к прислуге, и даже изменил, а потом и вовсе ушёл. Но вклад в науку её слишком мал, чтобы авторство его работы приписать ей. Т.е. мудачество в одной сфере, личной, не делает его мудаком ещё и в научной или общественной. См. выше. Я поискала чуток и не нашла доказательств её серьёзного вклада ни до развода ни после. А у неё 40-50 лет работы было на размышления.
Консуэло погорячилась написав там, что женсчина держа в одной руке закаканного младенца, другой наспех мужу формулы писала на рукавах. Это смехотворно. Если она такая проворная, то без сраных младенцев после развода при её уровне жизни (она из богатой семьи), могла хотя бы одну работку опубликовать, мысль-то бурлила надо полагать и после. ОДнако же увы и ах, ноль целых ноль десятых. А он и до развода и после только и шпарил публикации. Странноватенько.

Ответить

А ты не думаешь о том, что ее никто не опубликовал бы, как ей этого не хотелось бы? В какие годы она жила-то?

Ответить
Швеция, Стокгольм

Ой, я тебя умоляю. Она жила в то же самое время что и вот эта тётечка. Более того, она воспитывала стольких же детей что и она, т.е. двоих. Она родила первого ребёнка на 4 года позже Кюри. В Европейской стране жила получше, чем Кюри (Германия и Швейцария объективно были и есть продвинутей чем Польша в плане прав человека и женщины). Сравни теперь её ноль публикаций, с публикациями Кюри. Два диплома и докторская у Кюри уже после рождения ребёнка докторскую. У Малевы другая история, незаконченный вуз, и курсовая так и не выросшая в докторскую, и много чего ещё. Не говоря о том, что Малева происходила из обеспеченной семьи, а Кюри из многодетной семьи умирающей от туберкулёза. У Малевы было после развода три дома (жила в 1м пятиэтажном), сдавай - не хочу, имей доход. Она не последнюю корку догрызала, пока младшему шизофренику не исполнилось 20 лет, и ей пришлось пустить 2 дома на продажу и лечение. 20+ лет у человека было, чтобы докторскую написать, и чтобы хоть чтото опубликовать. Однако нет же, ничего нет. Вот, про Кюри для сравнения.

Склодовская-Кюри, Мария

Материал из Википедии - свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 23 сентября 2015; проверки требуют 8 правок.
Мария Склодовская-Кюри
Marie Skłodowska-Curie
Curie-nobel-portrait-2-600.jpg
Мария Склодовская-Кюри, фото к Нобелевской премии, 1911 год
Дата рождения:

7 ноября 1867[1][2][3][4]

Место рождения:

Варшава, Царство Польское, Российская империя

Дата смерти:

4 июля 1934[1][2][3][4](66 лет)

Место смерти:

близ Санселльмоза, Франция

Страна:

Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of France.svg Франция

Научная сфера:

физика, химия

Альма-матер:

Сорбонна

Научный руководитель:

Габриэль Липпман

Известна как:

Автор открытия элементов радия и полония, основатель радиохимии

Награды и премии


Нобелевская премия Нобелевская премия по физике(1903)
Нобелевская премия Нобелевская премия по химии (1911)

Подпись:

Подпись

Мария Склодовская-Кюри на Викискладе

Мари́я Склодо́вская-Кюри́ (фр. Marie Curie, польск. Maria Skłodowska-Curie; урождённая Мария Саломея Склодовская, польск. Maria Salomea Skłodowska; 7 ноября 1867 года, Варшава, Царство Польское, Российская империя, - 4 июля 1934 года, близ Санселльмоза, Франция) - французский учёный-экспериментатор польского происхождения (физик, химик), педагог, общественный деятель. Удостоена Нобелевской премии: по физике (1903) и по химии (1911)[5], первый дважды нобелевский лауреат в истории[5]. Основала Институты Кюри в Париже и в Варшаве. Жена Пьера Кюри, вместе с ним занималась исследованием радиоактивности. Совместно с мужем открыла элементы радий (от лат. radiāre «ЛУЧ») и полоний (от латинского названия Польши, Polōnia - дань уважения родине Марии Склодовской).

Содержание

Биография и научные достижения

Мария Склодовская родилась в Варшаве в семье учителя Владислава Склодовского, где, помимо Марии, росли ещё три дочери и сын. Сестрами и братом Мари были Зофия (1862), Джозеф (1863), Бронислава (1865) и Хелена (1866). Семья жила трудно, мать долго и мучительно умирала от туберкулеза, отец выбивался из сил, чтобы лечить больную жену и кормить пятерых детей. Её детские годы были омрачены ранней потерей одной из сестёр и вскоре - матери[6].

Ещё школьницей она отличалась необычайным прилежанием и трудолюбием. Мария стремилась выполнить работу самым тщательным образом, не допуская неточностей, часто ради этого жертвуя сном и регулярностью питания. Она занималась настолько интенсивно, что, окончив школу, была вынуждена сделать перерыв для поправки здоровья.

Мария стремилась продолжить образование, однако в Российской империи, в состав которой в то время входили губернии Привислинского края, возможности женщин получить высшее научное образование были ограничены. По некоторым данным, Мария закончила подпольные женские высшие курсы, которые имели неформальное название «Летучий университет»[7]. Сестры Склодовские - Мария и Бронислава - договорились по очереди отработать несколько лет гувернантками, чтобы по очереди получить образование. Мария проработала несколько лет воспитателем-гувернанткой в то время, пока Бронислава училась в медицинском институте в Париже. Затем, когда Бронислава стала врачом, в 1891 году Мария в возрасте 24 лет смогла поехать в Париж, в Сорбонну, где изучала химию и физику, в то время как сестра зарабатывала средства для её обучения.

Живя в холодной мансарде Латинского квартала, она училась и работала чрезвычайно интенсивно, не имея ни времени, ни средств для организации нормального питания. Мария стала одной из лучших студенток университета, получила два диплома - диплом по физике и диплом по математике[6]. Её трудолюбие и способности привлекли к ней внимание, и ей была предоставлена возможность вести самостоятельные исследования[8].

Мария Склодовская стала первой в истории Сорбонны женщиной-преподавателем. В 1894 году в доме польского физика-эмигранта Мария Склодовская встретила Пьера Кюри. Пьер был руководителем лаборатории при Муниципальной школе промышленной физики и химии. К тому времени он провёл важные исследования по физике кристаллов и зависимости магнитных свойств веществ от температуры; с его именем, например, связан термин «точка Кюри», обозначающий температуру, при которой ферромагнитный материал скачкообразно теряет свойство ферромагнетизма. Мария занималась исследованием намагниченности стали, и её польский друг надеялся, что Пьер сможет предоставить Марии возможность поработать в своей лаборатории.

26 июля 1895 Пьер и Мария вступили в брак.

Вскоре после рождения первой дочери Ирен (12 сентября 1897 года) Мария начала работу над своей докторской диссертацией, посвящённой исследованию радиоактивности.

Незадолго до начала первой мировой войны (август 1914) Парижский университет и Пастеровский институт учредили Радиевый институт для исследований радиоактивности. Кюри была назначена директором отделения фундаментальных исследований и медицинского применения радиоактивности. Во время войны она обучала военных медиков применению радиологии, в частности, обнаружению с помощью рентгеновских лучей шрапнели в теле раненого. В прифронтовой зоне Кюри помогала создавать радиологические установки, снабжать пункты первой помощи переносными рентгеновскими аппаратами. Накопленный опыт она обобщила в монографии «Радиология и война» в 1920 г.

После войны Кюри возвратилась в Радиевый институт. В последние годы своей жизни она руководила работами студентов и активно способствовала применению радиологии в медицине. Она написала биографию Пьера Кюри, которая была опубликована в 1923 г. Периодически Кюри совершала поездки в Польшу, которая в 1918 году обрела независимость. Там она консультировала польских исследователей. В 1921 г. вместе с дочерьми Кюри посетила Соединенные Штаты, чтобы принять в дар 1 грамм радия для продолжения опытов. Во время своего второго визита в США (1929) она получила пожертвование, на которое приобрела ещё грамм радия для терапевтического использования в одном из варшавских госпиталей. Но вследствие многолетней работы с радием её здоровье стало заметно ухудшаться.

Кюри скончалась 4 июля 1934 г. от лейкемии в небольшой больнице местечка Санселльмоза во французских Альпах.

Открытие радиоактивности

Мария и Пьер Кюри в своей лаборатории. Снимок 1900 года.

Исследователи, работавшие с солями урана, уже знали, что фотографические пластинки лучше держать от них подальше, иначе по неизвестной причине пластинки оказывались засвеченными. Французский физик Антуан Анри Беккерель (1852-1908) задался целью изучить это явление - его отец ранее открыл факт светового излучения в невидимой для глаза ультрафиолетовой области. После серии экспериментов, проведённых в темноте, Анри Беккерель обнаружил, что изучаемый феномен никак не связан со взаимодействием соли урана и солнечного света, а что им наблюдается новое излучение, радиация вещества, - явление, получившее впоследствии название «радиоактивности».

Оказалось, что радиацией обладают все имевшиеся у исследователей соединения урана, причём их радиоактивность не зависит от температуры - по крайней мере, в диапазоне от −200 до +200 градусов Цельсия[прояснить] . К тому же выяснилось, что «урановое» излучение, подобно рентгеновскому, приводит к ионизации воздуха[9][прояснить].

Мария Кюри побудила Пьера провести сравнение соединений урана, полученных из разных месторождений, по интенсивности их радиации - соли урана в то время использовались для получения цветного стекла (как, например, руда урановая смолка Pechblende (нем.)[10][прояснить]).

Не имея лаборатории и работая в помещении институтской кладовки, а позже в сарае на улице Ломон в Париже, с 1898 по 1902 годы супруги Кюри переработали восемь тонн уранинита[11].

Методом их работы было измерение степени ионизации воздуха, интенсивность которой определялась по силе тока между пластинами, на одну из которой подавалось напряжение 600 В[прояснить]. Оказалось, что образцы руды, доставленные из месторождения Иохимсталь в Чехии, демонстрируют вчетверо более сильную ионизацию, чем другие[прояснить]. Супруги Кюри не прошли мимо этого факта и попытались установить, даёт ли то же по составу соединение урана, полученное искусственно, такой же эффект повышенной ионизации воздуха[прояснить] - результат оказался отрицательным. Этот эксперимент 1898 года дал основание предположить, что исследователи имеют дело с присутствием ещё одного радиоактивного вещества помимо урана. Производя изучение выделенных различными химическими методами фракций урановой руды, Кюри выявили такую, которая имела в миллион раз более сильную радиоактивность, чем чистый уран[прояснить].

Однажды[прояснить]Кюри обнаружили, что выделенная ими фракция светится[прояснить]. Спектральный анализ показал, что в спектре присутствуют линии излучения неизвестного до тех пор элемента, который был назван супругами радием. Им удалось выделить одну сотую грамма нового вещества[прояснить]. В том же 1898 году был открыт полоний - элемент, названный в честь Польши, родины Марии Кюри.

Тогда же перед супругами встал вопрос о патентовании своего открытия. И они решили не предпринимать никаких шагов в этом отношении, предоставив своё открытие безвозмездно на пользу человечества.

В 1903 году Мария и Пьер Кюри совместно с Анри Беккерелем получили Нобелевскую премию по физике «за выдающиеся заслуги в совместных исследованиях явлений радиации». (Теперь они наконец получили возможность оснастить свою лабораторию необходимой аппаратурой и купить для своей квартиры ванну.) Руки супругов Кюри покрылись ранами от постоянного контакта с радиоактивными образцами, что послужило возникновению идеи об использовании радия в медицинской практике. Это обстоятельство было подчёркнуто Пьером Кюри в его Нобелевской речи.

После гибели мужа в результате трагической случайности (19 апреля 1906 года он попал под колёса конной повозки) Мария Кюри назначена на его место в Парижском университете (официально как «исполняющая обязанности профессора кафедры») и с головой ушла в работу.

В 1910 году ей удалось в сотрудничестве с Андре Дебьерном выделить чистый металлический радий, а не его соединения, как прежде. Таким образом, был завершён 12-летний цикл исследований, в результате которого было неоспоримо доказано, что радий является самостоятельным химическим элементом.

Применение радия

Музей Марии Склодовской-Кюри в её родном доме. Варшава, улица Фрета, 16

В 1910 году кандидатура Марии Кюри по настоянию ряда французских ученых[прояснить] была выдвинута на выборах во Французскую академию наук. До этого ни одна женщина не была избрана во Французскую Академию Наук; выдвижение сразу же привело к жестокой полемике между сторонниками и противниками её членства в этой консервативной организации. В результате нескольких месяцев полемики кандидатура Марии Кюри была отвергнута на выборах с перевесом всего в два голоса.

В 1911 году Мария Кюри получила Нобелевскую премию по химии «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента». Мария Кюри стала первым - и на сегодняшний день, единственной в мире женщиной - дважды лауреатом Нобелевской премии.

Незадолго до начала Первой мировой войны, в 1909 году Парижский университет и Пастеровский институт учредили Радиевый институт для исследований радиоактивности[12]. Склодовская-Кюри была назначена директором отделения фундаментальных исследований и медицинского применения радиоактивности[прояснить]. Сразу после начала активных боевых действий на фронтах Первой мировой войны Мария Склодовская-Кюри, вновь названный директор Службы радиологии Красного Креста, занялась оборудованием и обслуживанием рентгеновских переносных аппаратов для просвечивания раненых, привлекая поддержку правительства, пожертвования производителей и обеспеченных знакомых, и обучая и направляя работу многочисленных волонтеров. Мария Кюри также вложила в военные займы почти все личные средства от обеих Нобелевских премий. Передвижные рентгеновские пункты, приводившиеся в действие присоединённой к автомобильному мотору динамо-машиной, объезжали госпитали, помогая хирургам проводить операции - на фронте эти пункты прозвали «маленькими Кюри». Мария обучала военных медиков применению радиологии, например, обнаружению шрапнельных пуль в теле раненого с помощью рентгеновских лучей. Также во время войны Мария Кюри вступила в Комитет за Свободную Польшу (Komitet Wolnej Polski)[13].[прояснить]

В прифронтовой зоне Кюри помогала создавать радиологические установки, снабжать пункты первой помощи переносными рентгеновскими аппаратами. Накопленный опыт она обобщила в монографии «Радиология и война» в

Ответить
Швеция, Стокгольм

Какой кусок дерьма. Фу

Ответить

http://womenation.org/учебник-для-женщин-подвергающихся-на-8/ Отсюда

Ответить