Войти Регистрация

Родильный дом № 1

Отзыв о роддоме

МАрина Россия, Москва
10 января 2013
Общие впечатления

Выбор роддома был непростым. Перелопатила в Инете кучу отзывов и остановилась на 4 роддоме. Съездили туда с мужем на день открытых дверей, понравилось. Только надоело слушать жалобы врачей на маленькую зп. У них есть программа курсов, определенная тема в определенный день недели. Я посетила три из пяти возможных и поняла, что в принципе на двух оставшихся будет нечто похожее. До конца в этом роддоме не была уверена, т.к. в час пик время на дорогу до этого роддома от моего дома могло занять несколько часов... Решила посоветоваться со знакомым гинекологом на счет выбора роддома и она посоветовала своего знакомого врача в первом роддоме на Планерной. Я съездила к ней познакомиться (Лосик Юлия Станиславовна) и, к сожалению, за пять минут, которые у нее были не получилось создать какого-то определенного мнения об этом враче, как и о роддоме в целом. Но поскольку предстояла еще одна встреча с прохождением их КДО, то решила присмотреться к ней еще раз. Тот же гинеколог посоветовала не оформлять контракт, т.к. врачу с контракта почти ничего не перепадает, а договориться с Лосик напрямую, что я и сделала. Персональная цена оказалась в два раза меньше контрактной.
До следующего посещения я решила также покопаться в Инете на предмет отзывов по этому роддому и нашла как положительные отзывы, так и отрицательные, примерно 50/50. Но по отзывам на врача плохих отзывов практически не было.
В КДО я приехала на 38 неделе, старшая медсестра внимательно просмотрела мою амбулаторную карту, естественно, сделала замечание на счет моего возраста и веса (и то и другое ее не обрадовало, толстая старородящая в 34 года) и вызвала моего врача. Мы сделали «свежее» УЗИ, которое оказалось отличным и так как и все анализы были в норме, то меня отпустили домой до начала родов.
При повторной встрече врач произвела нормально впечатление. Отделение КДО показалось обновленным и чистым.
На 40 неделе я созвонилась с доктором и она мне сказала, что т.к. роды первые и родовой деятельности не намечается, то можно подождать и до 41 недели.
В итоге, на 41 неделе у меня начались роды (сентябрь 2012). В десять вечера начали подтекать воды, я тут же позвонила врачу и она сказала ехать в роддом. Мы с мужем дособирали вещи и уже в двенадцать ночи были в приемном отделении. Это отдельная песня в этом роддоме. Работала настоящая хамка, которая смотрит сквозь пациента и талдычит заученные фразы. Ничего, кроме телефона, зарядки, воды, резиновых шлепок и документов взять не разрешили. Поэтому все вещи оставила мужу и отправила его домой. Выдали разодранную ночнушку всю в черных печатях. Медсестра стала меня измерять, врач сделала осмотр, сказала, что все еще воды подтекают, выковыряла из меня сгустки крови и отправила на клизму.
Медсестра с диким отвращением поставила клизму. Унитаз стоит прям в приемном без всяких дверей, бумаги и одноразовых сидений. На нем за минуту до меня сидела предыдущая роженица. Соотв-но ни о какой гигиене речи не идет. Все звуки и запахи здесь же. Душ рядом – страшно было в него заходить. Вытираешься выданной пеленкой 20х20. Потом топаешь в родовое. Так как при таком дискомфорте лично у меня не получилось нормально сходить в туалет после клизмы, то пришлось это делать в утку в родовом отделении. Утку выносили только если дополнительно попросить и то, спустя пару часов. При этом родовые палаты на одного, но со всех сторон стекла. Поэтому все соседки и их мужья видят все твои действия. Вот и представьте себе – со схватками корячишься до утки, какаешь (пардон) под видеозапись мужей из соседних палат – ужас! Но это еще на самое ужасное – самое противное лежать с раздвинутыми ногами при тех же непонятных бегающих везде мужьях… Хотя, под конец родов, когда хочется прибить все движущееся – это уже не так важно, но все еще несколько стыдно…
Итак, вернемся к нашим баранам. В родовом на меня прицепили датчик, который меряет сердцебиение плода. Правда аппарат оказался не рабочий, т.к. через пару часов пришел очередной доктор и сказал, что аппарат то работает, то нет и поэтому мне периодически нужно было жать на определенную кнопку, которая его типа реанимирует! Маразм!
Сразу же поставили капельницу с лекарством, которое помогает открываться шейке, т.к. мой врач сказала, что для пары часов схваток открытие очень маленькое. В итоге за все 18 часов родов мне поставили шесть этих капельниц каждый раз увеличивая скорость подачи лекарства. Пару раз приходили новые медсестры на замену капельницы, которые понятия не имели как менять этот здоровый шприц. Вот эти пару раз на мне их и обучали. Поубивала бы их всех!
Где-то через час пришла молодая докторица, которая проверяла записи, сделанные в приемном. Хорошо, что пришла, т.к. мерзкая медсестра в приемном по какой-то причине написала мне в карту, что у меня вторые роды. На что эта докторица сказала, что они там все ку-ку. Начало было многообещающим…
К пяти утра схватки стало невозможно терпеть (как мне на тот момент казалось). И дыхание уже не помогало. Пришлось звонить Лосик и вызывать ее. Она в очередной раз во мне поковырялась (кстати, во время моих родов это делали все врачи отделения и заведующая и было это очень болезненно; после родов казалось, что во мне побывали все, противное чувство), сказала, что открытие маленькое и что шейка матки очень упругая, что означает мега болезненные и долгие схватки в дальнейшем. Из-за этого уговорила на эпидуралку к которой я достаточно отрицательно отношусь из-за негативного опыта. Надо сказать, что мне ее уже делали при операции на колене и сделали очень плохо – анестезиолог не мог с трех попыток попасть мне в нужное место на позвоночнике для укола и ему пришлось меня отрубить уколом в вену, чтобы все-таки поставить эту анестезию. После этой операции я чувствовала иглу в позвоночнике еще полгода.
Но Лосик настаивала и я согласилась. Через полчаса пришел анестезиолог (дядечка в возрасте) и начал объяснять, что он будет делать. Я сказала, что раз я не буду чувствовать ног, то надо пописать на что он мне совершенно по-хамски ответил, что надо было это делать заранее, т.к. времени у него нет ждать. В итоге мне было наплевать на его ядовитые высказывания и я пописала в местную утку прям при них, т.к. вариантов больше не было. К счастью, прежде чем делать саму анестезию он сделал обезболивание ледокаином – это укол также же позвоночник, при этом возникает чувство распирания в позвоночнике. Через минуту он сделал и саму эпидуралку. Было не так больно, как при операции на колене. Катетер для инъекций он вывел на плечо, а внизу спины пластырем заклеил место введения иглы.
Где-то около пяти утра мне сделали первую анестезию. Через полчаса она подействовала и до семи я дремала лишь слегка чувствуя напряжение внизу живота. К восьми утра боль усилилась и я опять вызвала Лосик. Она сказала, что открытие по-прежнему маленькое и вызвала нескольких врачей и заведующую. Они, поковырявшись во мне, решили сделать повторно эпидуралку и мне вкололи вторую дозу. На этот раз анестезия действовала хуже и ни о каком сне речи не было. Конечно, стало чуть легче, но было все-таки ощутимо болезненно. К двенадцати дня я уже готова была лезть на стенку от боли и в очередной раз вызвала врача. Она опять собрала консилиум, все во мне поковырялись, пошептались, вкололи мне какое-то лекарство и решили еще раз сделать эпидуралку. На этот раз она меня вообще не взяла и мои терпимые стони превратились в крик.
Врач сказала, что надо потерпеть пару часов, т.к. открытые уже около 10см и больше делать анестезию нельзя. Я сказала, что скоро совсем не смогу терпеть и, возможно, если есть какие-то варианты, то их применить. Она мне ответила, что их мнение с врачами и заведующей – я должна родить сама. После этого вызвали врача УЗИ с аппаратом УЗИ, сделали обследование, врач сказала, что плод не большой, 3600кг и для самостоятельных родов вполне сойдет. Как оказалось в последствии, девочкая моя весила 3800 кг при росте 53см.
Около двух часов я начала не только кричать, но и рычать. Никогда не думала, что смогу рычать… Лежать уже не было никаких сил и я металась по палате, стояла согнувшись, на карачках, сидела на судне, в общем, чего только не делала. Пыталась вспомнить уроки курсов, прочитанные книги по родам, где говориться глаза не закрывать, лицо не напрягать и прочая фигня. Ничего уже не помогало. Позвонил муж, но я, опасаясь раздолбать со злости телефон, даже отвечать не стала…
Врачиха прислала ко мне какую-то девочку-ученицу, кажется из индонезии, типа практику она у них проходит, которая пыталась меня уговорить не орать, а расслабиться. Я ее естественно послала и она ушла  Видимо ей сказали попытаться еще раз и она вернулась, предложила подержать меня за руку. С первой же схватки я чуть не сломала ей пальцы и сказала, что такая помощь мне ну никак сейчас не нужна. Вот если бы она поорала вместе со мной, то может и стало бы хотя бы психологически лучше, а так – вали отсюда…
К трем часам дня я ожидала развития событий, по словам моего врача, но ни тут-то было. Стало совсем тяжко, ногами я уже забиралась на стену! Стало сильно давить на анус и я сказала об этом своему врачу. Вспоминая курсы, я знала, что это признак опущения ребенка в таз и что развязка близко. Но Лосик сказала, что еще тужиться нельзя, рано…
Также сказала, что я давно не писала и поставит мне катетер. Процедура не из приятных, честно скажу. Это вводят трубку в уретру и нажимают сверху на мочевой пузырь, чтобы через эту трубку стала выходить моча. Несколько дней после этого было больно (пардон) писать.
Минут через сорок ко мне зашла другая акушерка, поковырялась во мне и сказала срочно залезать на стол, т.к. уже давно пора, а сама побежала за простынями и инструментами. Когда она вернулась, я все еще была не на столе, т.к. не представляла себе как залезть на стол, который мне по грудь (мой рост не самый маленький – 163см) и я попросила табуретку на что она практически матерясь заорала какая табуретка запрыгивай так! Я, уже чувствуя головку малыша между ног, скрипя, оря, пыталась залезать на этот долбанный стол, но схватки никак не позволяли это сделать. В итоге в 10-ти секундном перерыве между схватками я таки умудрилась заползти на этот долбанный железный стол. Акушерка запретила тужиться и убежала. Прискакала медсестра и поставила мне опять какую-то капельницу, через три минуты вокруг меня было столько врачей, что я ног своих не видела и мне сказали тужиться изо всех сил. Около моей головы стояла индонезийка со шприцом в руке и что-то мне шептала. Где-то через три потуга меня стали тянуть за руку предложить потрогать головку ребенка, но мне было так больно, что я никак не могла отцепиться от поручня. Они поняли, что это бесполезно и сказали тужиться по команде дальше. Еще через пару потуг я поняла, что что-то не так, т.к. моя врачиха убежала и появилась через минуту с врачом мужчиной (это самое ужасное, что только могло быть). Этот врач навалился мне на живот и стал как бы выдавливать малыша из меня вместе с моим тужением. После первой же попытки Лосик опять убежала и прибежала с другим врачом мужчиной. Тот также на меня навалился и надавил так, что я, выдув весь воздух из легких при тужении, просто не могла вздохнуть. Длилось это секунд пятнадцать. В глазах индонезийки я видела свое отображение, похожее на рыбу, которая открывает рот, а дышать не может. Честно говоря, я думала, что умираю, т.к. не могу дышать, но в самую последнюю попытку вздохнуть мужик с меня слез и я вздохнула, а интерн вколола мне свой укол. Я увидела, как из меня вытащили серое тельце моей дочки, которая не кричала, передали его какому-то врачу и она ее быстро унесла. Лосик стала мне говорить, чтобы я не переживала, она сейчас все узнает. И вот тут-то я поняла, что самое ужасное в этих родах вот эти слова! Лосик ушла, а акушерка попросила потужиться еще раз и вытащила из меня послед. Странно, я вроде бы читала, что его только минут через двадцать после родов удаляют, а тут такая скорость… Мне положили лед на живот и минут через пять пришла Лосик. Сказала, что с малышкой все хорошо, она закричала и сейчас мне ее принесут. Но уже о выкладывании на живот и прикладыванию к груди никакой речи, к сожалению, не было!
Минут через десять принесли мою Василису. Сказали, что ее необходимо поместить в реанимационный кювез и продержать в нем какое-то время, т.к. она пострадала при родах. Также сказали, что ей необходимо создать определенный микроклимат для восстановления и поэтому она не сможет быть со мной в палате. Но сейчас мне могут ее дать поцеловать. И ЭТО ВСЕ! Вы можете себе представить мое состояние? Конечно же я ее поцеловала и осталась в раскаряченном состоянии ждать отправки в послеродовую палату.
Но где-то еще минут через сорок пришел молодой хирург и стал во мне ковыряться. Когда я поняла, что у него в руках какие-то инструменты и он стал делать мне очень больно, то возмутилась какого ему надо и кто он вообще. Оказалось, что у меня разрывы, которые необходимо зашить. Когда я ему сказала, что мне больно, то он вызвал Лосик и они уже вместе, блин, стали во мне опять ковыряться и обсуждать – что заживет само, а что надо шить. Я опять сказала, что они делают мне больно и что я уже очень устала от этой боли. Они удивились, что я вообще что-то чувствую и сказали, что попробуют меня зашить минут через двадцать, типа я должна перестать чувствовать боль. Но когда он вернулся и воткнул в меня иглу, то я аж подпрыгнула на это долбанном металлическом столе. Я ему сказала, что все по-прежнему чувствую, а он мне говорит, что больше не собирается ждать и чтобы я терпела. Я подумала, что может на самом деле я должна еще минутку потерпеть и будет лучше, хотя я читала, что анестезия самого организма после родов действует минут двадцать и все, а уже прошло больше часа, а она еще и не начала действовать. Короче, когда он опять воткнул в меня иглу я не выдержала и врезала ему ногой. Моя врач схватила меня за ногу и тот бесцеремонно стал меня шить. Было очень больно, я орала и плакала, но он абсолютно не обращал на меня внимания – настоящий мясник. Увидела бы его на улице – прибила бы козла! Шил минут 10. Все это время моя индонезийка стояла рядом и пыталась меня успокоить, а после опять мне что-то вколола.
Уже в седьмом часу меня вывезли на каталке в коридор, поместили мою попу в ледяной поддон с острыми краями, доисторический век, честное слово… За два часа лежания на этом поддоне моя попа окончательно онемела и на ней явно прощупывались следы острых краев… Мимо проходила акушерка, которая принимала мои роды (Марина, высокая, светленькая, в возрасте) и я ее поблагодарила. А та, зараза, улыбнулась и сказала не за что, и как оказалось впоследствии и правда, НЕ ЗА ЧТО! Из коридора я смогла позвонить мужу. Через два часа меня спустили в другой коридор уже на первом этаже и оставили лежать там, т.к. свободных подготовленных палат не было. При мне санитарки начали ругаться на предмет того кто из них должен готовить палату, а я начала дремать, т.к. почти сутки не спала. Через пару часов меня растолкали и заставили снять одну драную кровавую рубашку и одеть другую драную рубашку в черных печатях. Также меня подняли и указали на кровать, которую закрепили за мной, выдали пеленки, вафельное полотенце 20х20 (сами догадайтесь какого все качества) и сказали, что вытираться в душе их бельем нельзя, вытираться нужно пальцем! Свое белье приносить нельзя и прочая чушь, о которой можно сложить отдельную песню. Я сфоткала все это безобразие, а особенно жуткий плесневый душ, где грибок падает прямо на голову. О туалете лучше вообще не говорить. И поскольку роддом был забит, то родившие женщины, размещенные не в палатах распашонках и как следствие без туалета и душа ходили в наш санузел и никого не волновало, что у них швы и пр…
К ребенку в эту ночь меня не пустили, сказали ждать до утра неонатолога, который мне все объяснит. Врача пришлось ждать до двенадцати утра и все это время к моему ребеночку меня так и не пустили. Когда пришел неонатолог, то она сообщила, что роды ребенку дались тяжело, она лежит под капельницей, снимающей отеки и что трогать ее нельзя, как и кормить. Сказала сцеживаться, если есть чем и что навещать малышку можно два раза в день в час и в восемь вечера.
Я стала сцеживаться в пузырек, т.к. больше ничего не дали. Сцеживала буквально по каплям – молозева было не много, за раз получалось не больше 20 мл. И когда я принесла в реанимацию первую дозу, то медсестра надо мной посмеялась и отправила сцеживаться дальше не понимая, что я выдаивала это два часа и грудь уже отваливается! Другая медсестра, услышав наш разговор, подошла и взяла пузырек и сказала, что даже такая доза ценна. Я подошла к малышке и разрыдалась. Не буду описываться ее внешний вид и провода, торчащие из нее.. Она спала. Спала, как и во время моих остальных посещений. Как почти и все дети в этой реанимации, забитой «под завязку» малышами.
Лосик приходила ко мне раза два. Ничего конкретного не говоря, она сказала, что я должна быть ей благодарна, что не сделали кесарево, т.к. я толстая и гнила бы в больнице со швами очень долго из-за большого кол-ва жира под кожей. Что у ребенка стандартная травма, ничего страшного и что все лечится. Муж с ней расплатился сразу после родов и она без зазрения совести взяла и подарок и деньги. Знала бы я тогда о какой травме речь – по-другому бы уже тогда себя вела. А так и этот отчет появилось время написать только спустя четыре месяца и писать его, как оказалось, болезненно тяжело, вспоминая всю эту мерзость…
Молозева каждый день прибавлялось, но по словам врача лучше моей дочке не становилось. Она сказала, что у нас в придачу к отекам еще травма руки и она выпишет нас сразу в Морозовскую больницу и домой нам нельзя. Никаких прививок ей также не стали делать из-за того, что ребенок травмирован. Вдобавок у меня было плохое узи, сгустки крови не хотели выходить и меня не хотели выписывать. После очередного узи стало ясно, что надо делать операцию, т.к. иначе можно было схлопотать инфекцию. Операцию, как и выписку дочуры назначили на понедельник. Утром за ней приехала скорая, мне первый раз дали подержать Василису на руках на две минуты, закутанную в тридцать три одеяла, я как и всегда разревелась и отдала ее врачу скорой, а сама почапала на операцию. О торжественном возвращении домой можно было забыть, как и выкинуть подаренный сумасшедшей красоты выписной комплект. А ведь о первой торжественной встрече всей семьей, как мне кажется, мечтает любая женщина… Но, видимо, эта «песня» не обо мне…

Операцию делали на другом этаже. У меня началась мышечная трясучка на нервной почве. В операционной обнаружился тот самый анестезиолог у которого я спросила долго ли мне еще ходить в огромным пластырем на спине на что он мне сказал, что медсестры давным давно должны были мне его снять, но сам так и не предложил помощь. Я залезла на стол и отрубилась от анестезии.
Очнулась уже на своей кровати в палате от того, что меня пинала медсестра. Сказала, что я долго не приходила в себя после наркоза и они уже стали беспокоиться. Вкололи мне очередную капельницу и сказали отдыхать. Через пару часов я пришла в себя и узнала от мужа, что он уже в Морозовской, нашел Василису, передал медсестрам надоенные до моей операции пузырьки с молоком и поговорил с ее лечащим врачом. Успокоил, что все ок и я стала собирать вещи. Мне было все равно какое утром будет Узи, т.к. я однозначно была настроена ехать к Василисе в больницу.
Узи оказалось хорошим, а вот кровь не совсем, но меня это уже не остановило бы в любом случае. Муж меня забрал, мы доехали до дома за вещами для больницы и поехали в больницу.
Уже в больнице мы узнали полный диагноз, который звучит в простонародье как акушерский парез, т.е. чисто акушерский «косяк». В нашем случае была полностью без ответа левая рука, кровоизлияния в склеры, две кисты в голове и куча сопутствующих диагнозов. Врачи никаких прогнозов не давали. Не хочу здесь описывать лечение, которое мы до сего дня проходим, т.к. это отдельная история, касающаяся нескольких больниц и, возможно, кому-то это будет не интересно читать в данном отчете. Скажу лишь, что когда болеет Ваш ребенок – это самое страшное. Столько сколько я выплакала за эти месяцы я не плакала за всю свою жизнь. А уж сколько пришлось вынести самой малышке… Было страшно смотреть на обколотые ручки и ножки, на попу в шишках, я не успевала делать компрессы, больнючие физиопроцедуры и массаж. Это был кошмар… От нервов у меня пропало молоко и лишь с огромным трудом мне удалось его вернуть через какое-то время. За три месяца мы ни разу не были дома, полежали в трех больницах и выписались только лишь при появлении первой динамики в руке. Решив перестраховаться по полной программе, нашли врача, который оперирует русских детей с нашим диагнозом в Германии. Нашли массажиста и иглотерапевта, которые после последней нашей больницы до сих пор ездят к нам каждый день на процедуры. Делаем и сами многое в домашних условиях. С 14 января у нас очередная реабилитация в больнице… До сих пор не понимаю за что все это ей, маленькой девочке еще ничего плохого не сделавшей в этом мире. Аванс ли это?!
Подытоживая вышесказанное я бы не порекомендовала рожать в этом роддоме и я не знаю, что посоветовать с поиском врача и роддома, т.к. вряд ли возможно застраховаться от такого количества дураков, которые работают в нашей медицине. Со мной в больнице лежали мамочки, которым врачи изуродовали деток даже во время кесарева! Хотя, что уж может быть проще… Мой гинеколог вообще сказала, что в моем случае, когда ребеночек застревает плечами, то акушерка должна была разрезать мне промежность и если бы это не помогло, то сломать ребенку ключицу, т.к. это самое меньшее зло, которое можно сделать ребенку во время родов. Ключица срастается за две недели, а вот парез остается на всю жизнь… Ну а если вообще вернуться к истокам, то она с двадцатой недели мне говорила, что плод для меня будет крупноват и что 99% врач назначит мне кесарево. Когда я к ней приехала на осмотр и рассказала весь этот ужас, который с нами случился – она не могла поверить, т.к. за ее двадцатилетний акушерский стаж такого не случалось.
Наверное, я бы предпочла такой вариант родов – иметь достаточное количество финансов для родов заграницей с полной страховкой от несчастных случаев и ребенка и матери. По крайней мере, там они несут ответственность за свои действия.
Ну а сейчас мы интенсивно лечимся и приступаем к поиску адвоката, который взялся бы за наш случай, т.к. оставлять его без последствий не хочется. Даже если процесс будет нами проигран по какой-либо причине, то мы тряхнем этот роддом и, я надеюсь, это приведет к снижению хотя бы таких родовых травм, как наша… Может это их хоть чему-то научит. Жаль только, что это не вернет нашей семье тех радостных мгновений, которые были утеряны за месяцы болезни, а про финансовый вопрос и не говорю, т.к. в нашем случае он не на первом месте. Удачи вам, будущие мамочки!

Что понравилось

Не припомню

Что не понравилось

Покалечили ребенка

Посмотреть все 293 отзыва