Войти Регистрация

Елена

Димулечка — 8 лет 9 месяцев
Москва Россия
14 сентября 2009, 00:45   •  Без категории

И вот он появляется….твой ребенок.

И вместе с ним страх. За него. Огромный, иррациональный, забегающий на многие годы вперед.

А вдруг с ним что-нибудь случится? Этот вопрос становится смутным ощущением в районе солнечного сплетения и не оставляет тебе ни на минуту.

И вдруг ты перестаешь наконец бояться за себя….на себя страха уже не остается. Как будто вынули из груди сердце, завернули в пеленочку и положили в тобой рядом. Вот теперь и живи как хочешь. С сердцем наружу.

Ведь твой ребенок только появился, а ты уже не можешь представить себя  без этого крохотного комочка. Он еще не человек и даже не совсем ребенок. Он пока некое бесценное существо совершенно неведомой природы, которому ты дала жизнь, которого выносила, в муках родила и вот, наконец, все позади…или нет?  Или все только начинается?

Сначала вы с ним одно целое. В прямом смысле слова. Он это ты. Никакой разницы. Он родился, но никакого разделения пока не произошло. Ты как канатом к нему привязана. Отходя от него на какое-то расстояние, выходя из дома начинаешь физически страдать. А потом это ощущение прописавшееся в районе солнечного сплетения начинает принимать различные конкретные формы: например, а вдруг ты сейчас вернешься, а с ним что-то случилось? А если не доглядят? А вдруг не поймут, что ему надо? Или уж совсем дурацкое, а вдруг он просто исчезнет? И т.д. до бесконечности. Ты все бросаешь и несешься домой.

Стираются границы между днем и ночью, т.к. ребенок еще живет по своему особому графику – от кормления до кормления. Для него пока не имеет значение время суток. И для тебя тоже. Спать хочется все время и как только он засыпает ты буквально падаешь рядом с ним и отключаешься.

Ухаживаешь за ним, следишь за сменой его настроения, все время пытаешься угадать, что ему нужно в данный момент. Внимательно вглядываешься в это еще совсем незнакомое, но уже такое до боли родное личико. Что? Что я могу дать тебе еще?

А он такой хрупкий, беззащитный, и почему-то грустный…Он еще даже не умеет улыбаться. И ты каким-то десятым материнский чувством ощущаешь как ему все странно и непривычно, что он еще совсем ничего не понимает…Вокруг все как в тумане.

Вот он проснулся, открыл глаза…Что это? Кто он? Зачем?

Этот Мир еще не знает его, еще не принял…и только мать может его сберечь, выкормить, согреть…познакомить с этим Миром

И это очень остро чувствуется. Ты понимаешь, что помимо, еды, сна, тепла..ему требуется еще кое-что.

Твоя жизненная энергия…твое ежеминутное внимание. Все время. Как только его оставляешь, на минуту, на мгновение..на тебе наваливается страх, тоска заполняет сердце. Ты сразу представляешь, что он лежит в кроватке. Один. Он настолько мал, что ничем не сможет себе помочь, если даже просто уткнется в подушку носом. Он не сможет перевернуться. Он задохнется. Почему-то эта мысль терзала меня больше всего.

И ты чувствуешь как ему одиноко, страшно…он ничего не понимает. Он все время плачет. Как его можно оставить?

Даже если кто-то готов тебя подменить? То что ему сейчас нужно, есть только у тебя. Ты привела его в этот Мир. Только ты отвечаешь за него. Только ты готова умереть за него не задумываясь. В любую секунду. Только твоя любовь сможет придать ему сил, взрастить его…

Ты чувствуешь, что если надолго отойти от него, что что-то может случится, что порвется какая-то невидимая ниточка и ему станет плохо…

Я знаю, почему мать не должна отходить он новорожденного ни на минуту. Я это почувствовала. Он питается не только ее молоком, но в первую очередь ее энергией…Ее забота, прикосновения, внимание..поддерживают в нем жизнь, оберегают его..

Я не знаю как это сказать точнее, но я очень хорошо это чувствовала…

Я точно знаю, что чем больше я смотрю на своего сына, чем больше глажу его,  улыбаюсь, разговариваю с ним, обнимаю, тем сильнее он становится…

И наоборот...

14 сентября 2009, 00:27   •  Без категории

Как все начиналось..

Вчера Зайцу исполнилось полтора года. Целая вечность…

Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что каждая секунда этого удивительного времени для меня бесценна…

Невозможно запомнить и записать все, но если у меня получится сохранить хотя бы ощущение того волшебства, которое появилось вместе с рождением Димки, это будет уже хорошо.

А что помогает памяти? Отдельные эпизоды, события, детали…Возможно это будет не много путано, но главное – это оставить зацепки, благодаря которым впоследствии будет возможно размотать клубок воспоминаний….

Итак….

Роды.

Приближался конец  сороковой недели. Мои тайные надежды на то, что мелкий родится чуть пораньше, ну, например, на тридцать восьмой неделе, не оправдались. Теперь хотя бы в срок. Но уже стали закрадываться опасения, что и в срок этого не произойдет. И вообще никогда не произойдет.  Я на всю жизнь останусь беременной и т.д.  Врачи утверждают, что этим мыслям подвержены большинство первородящих женщин накануне родов….А  сынуля, видимо, решил, что ему и в животе не плохо (конечно, на всем готовом) и совсем не торопился появляться в этом качающемся мире. Я знала, что ПДР – очень относительная дата и большинство детей рождаются либо в течение 2-х недель до, либо 2-х недель после. Это совсем не утешало. Ну почему у меня после? Нет у меня уже сил на эти 2 недели «после»! Тем более, что с  каждым днем мой сын становился все более «крупным плодом». Я уже смирилась с тем, что вес будет слегка за 4 кг..  Но «слегка» в тридцать восемь недель и «слегка» в сорок одну – это принципиально разные вещи. Моя врач убедила меня рожать самостоятельно («Крупный плод, пролапс – это не аргументы. Я сама 4 500 кг. родила и ничего!»). Идейная была дама. Ну надо, значит надо (если бы я знала, что это такое, я бы очень хорошо подумала, прежде чем согласиться с ней, но в этом-то и заключается особенность первых родов, что ты НИЧЕГО об этом не знаешь).

А время шло, живот рос, невроз крепчал, становилось все страшнее и тяжелее…. Последние дни участились очень болезненные ложные схватки, спать я уже не могла, мне все время казалось, что все началось. Ходила с большим трудом…

В таком состоянии я дождалась полных сорока недель и отправилась сдаваться в роддом. Т.к. схваток еще не было, то меня определили в отделение патологии. Дозревать.

В понедельник, 3 марта, в 7.30 утра брат привез меня в ЦПС. Прождав в коридорчике полтора часа (оказалось, что у них всегда проблемы в местами в патологии. Видимо, истеричных дамочек, вроде меня совсем не мало), я наконец очутилась в своей палате.

Два неправдоподобно долгих дня прошли в размышлениях о вечном. Этому способствовала вся окружающая атмосфера: хмурые тучи на небе, крупные хлопья снега, периодически застилавшие большое больничное окно, глубоко беременные дамы, с огромными животами и  печальными глазами, медленно «плывущие» вдоль  стеночки коридора (там так схватки «нагуливают»),  сосредоточенные врачи и медсестры, которые все время от тебя что-то хотят (то КТГ сделать, то температуру измерить, то таблетки какие принять, то на кресло – обследоваться  и т.д. и т.п.) и смотрят таким строгим озабоченным взглядом, что ты сразу начинаешь подозревать у себя все мыслимые и немыслимые отклонения. Но их можно понять – патология как никак. Хотя я видимо проходила у них под грифом «симулянтка» - мне уделяли не так много внимания как остальным, т.к. все остальные лежали с какими-то конкретными проблемами, а меня положили так – подстраховаться. А то,  что боли сильные, небольшое перенашивание, ПМК и т.д….. для них, как и для моего врача,  «не аргумент». Просто доля женская такая. Там было даже жаловаться как-то неудобно…..на фоне соседок по палатам. Тем более, совсем бессмысленно. Жаловаться можно любимому в плечо, а этим монстрам акушерства….как-то язык не поворачивается. У них на лбу написано – «Все там будем» (имеется ввиду родильное отделение)…….

Все началось в ночь с 4 на 5 марта. Вернувшись с плановой прогулки по больничным лестницам и коридора, я почувствовала, что боль стала сильнее. Уснуть я так и не смогла. Помню, еще подумала, что если и ЭТО ложные схватки, то что же будет дальше.  Где-то в 4.00 отошла пробка. Я нашла медсестру и сказала, что кажется я рожаю. На что услышала предложение пойти поспать, а если схватки участятся, то снова прийти к ней. Т.к. засекать схватки мне было лень, то я благополучно дождалась утра. В 7.00 пришла врач и спросила,  не я ли это тут рожать собралась. Да, я.  После этого меня отправили на кресло. Да действительно. Рожаю. Открытие 2 см. Как гром среди ясного небо. Я? Рожаю? Где-то подсознательно все равно оставалась крамольная мысль, что этого не случится….Случилось.

В состоянии легкого  транса  я пошла собирать вещи. Кое-как раскидав все по пакетам, оставив еду в холодильнике (добрая девушка из соседней палаты потом все равно ее прислала в послеродовое отделение. Еда заняла 2 больших пакета. Мама привезла ее столько, что можно было подумать, что я не в роддоме, а в блокадном Ленинграде. Кстати, нас еще и кормили 3 раза в день), приняв душ, облачившись в ветхую, явно «рабочую» родильную майку, я мужественно отправилась вслед за медсестрой в неизвестность (а именно, в родильный блок).

Оставшись одна в огромном светлом боксе со стеклянными (!) стенами, я сосредоточилась на процессе рождения ребенка. Заключалось это в том, что я нарезала круги по боксу, все время терла поясницу (кстати, помогает) и пыталась проникнуться важностью момента: вот они – РОДЫ (о, как глубоко я ошибалась!). Справа и слева от меня уже вовсю рожали, поэтому я старалась смотреть  в окно (то что «вовсю», было понятно по душераздирающим крикам, единственно, что было не понятно – чего так орать, если у всех стоит эпидуральная анастезия? Это я поняла позже ). Ярко светило солнце. Мне это показалось символичным.

Часа полтора я провела в гордом одиночестве, периодически набирая своему врачу на мобильный и печальным голосом докладывая о своем  тяжелом состоянии (ну так, с достоинством, типа мы и сами справляемся, гуляйте  дальше).  Так как врач в это время  параллельно  принимала другие роды, на более продвинутой стадии, мой заунывный голос, видимо, не производил на нее особого впечатления…Она зашла всего на минутку – проколоть мне пузырь.

Затем, когда стало становиться действительно больно и я уже потихонечку начала паниковать (где все?! что происходит?!) , явился угрожающего вида дядька с черной окладистой бородой. За ним медсестра катила большую тележку с какими-то аппаратами.

«Здесь эпидуральная?».

О, да, наконец-то.  Наверху вняли моим молитвам. Конечно, здесь. Где вы были раньше. Я тут, почти уже родила, а вы только приехали. Вообщем, я обиженно кивнула.

И сразу же начала считать. Громко, вслух. Я уже давно заметила, что когда больно или страшно, надо медленно считать, вдумчиво, представляя себе цифры, не отвлекаясь от процесса. Помогает. Только обычно я делаю это про себя. Но тут такое дело….Вообщем считала я вслух… до 33. Двадцать один, двадцать два……тридцать три. Боли все не было.

-  А почему до 33? – спроси анастезиолог.

- Возраст Христа  – я люблю эту цифру.

Ставить эпидурал не больно. Т.е. вообще не больно.  Это обнадежило. А когда через несколько минут я перестала чувствовать схватки….вообще…..жизнь показалась раем. И это все? Вот это ваши страшные роды? Да тогда я готова рожать хоть каждый день. Да хоть два раза в день. Да у стоматолога страшнее….

Так я лежала и кайфовала. Мне уже никто был не нужен. Все супер. Солдат спит – служба идет. Еще через пару часов стала периодически наведываться моя врач – смотреть раскрытие…6 см….8см….полное. Ну вот и все, сейчас вынут ребеночка….фанфары…цветы-шампанское и я молодец…..

«Ну что, отключаем?»

Стоп. Что отключаем? Зачем? Эпидурал? Нет!!!! Мы так не договаривались!!!

И только тут до меня дошло. Мимо моего сознания все время проскакивал тот факт, что анастезию перед потугами всегда отключают. Как-то мое сознание милостиво пропускало это мимо. Только не это….

«Татьяна Олеговна, а когда родим-то?»

«Ну, часа через 3».

Это был приговор. Я не вынесу. Это невозможно!!

Но вариантов не было, анастезию отключили и постепенно боль заполнила все мое существо.

С чем сравнить…не помню. Правда, почти не помню. Если бы женщины ЭТО помнили, ни в одной семье не было бы второго ребенка. Единственное, что я все таки сумела зафиксировать: боль – мышечная (ну, это понятно, матка – мышечный орган). Представьте, что вас сажают на шпагат. Без подготовки. Просто начинают растягивать. Пока не посадят полностью. Так вот роды – это тоже самое, только дольше и больнее. Точнее я не могу сказать.

Я была уверенна, что просто умру, не выдержу, что это невыносимо. Это все тянулось, тянулось…это невозможно было ни прекратить, ни облегчить, ни ускорить…ничего. Просто терпеть. Стрелка замерла на часах. Сама я готова была умереть…только мысли о ребенке, что он должен родиться и жить придавали сил. Даже не сил, а какой-то злости. Ладно, ОК, пусть так, пусть больно….но я его рожу…Его рожу, а уж потом умру от боли….А сейчас  давайте, я все вынесу…..Мне потом врач сказала, что я тужилась почти профессионально, как будто и не первый раз рожаю…Это у меня было от злости, я уже не думала о боли под конец. Было только одно: мелкий ДОЛЖЕН родиться, красивым и здоровым.

«На кресло» - прозвучало как «Аллилуя». Я знала, что на кресле все заканчивается.

Потом я почувствовала, что меня разрезали, а потом сразу же появился ОН.  Я увидела, как его достали, уже кричащего хорошо поставленным голосом.

Итак, 23.40, 4 080 кг., 54 см., 8/9 по Апгар….

Слава Богу! Огромное облегчение. Все. Я это сделала. Боль закончилась моментально. Умирать расхотелось. Наоборот. Жить! Появилось то, ради чего теперь я согласна жить!!!

- Ну, кто, говори..

- Мальчик – выдохнула я.

Было хорошо и удивительно.

Первое что я услышала после его рождения, как неонатолог сказала, какой правильной формы у него голова. Потом его поднесли ко мне и сказали, что все хорошо, и почему-то добавили, что у него по 5 пальчиков на руках и ногах..:)) А еще у него были длинные черные волосы и сердитые отекшие глазки – красавец!!!

Затем его приложили к груди и он несколько минут сосал, глядя мне в глаза…своим серьезным черным глазом (второго из-за груди было не видно). Я погладила пальцем его лобик, он на секунду замер, поднял глаза вверх, как будто хотел посмотреть, что там его коснулось, и начал сосать грудь снова…Когда его уже почти унесли, я попросила поцеловать его…и мне его вернули…поцеловать. Это было удивительно, волшебно – это Я Его создала, выносила, родила…Чудо!

Да, основные чувства – удивление и ощущение чуда…Мелкого унесли.

А я полежала часочек на кресле (перед этим меня долго зашивали..и внутри, и снаружи….но это уже не имело никакого значения, было хорошо…), потом часочек с холодной грелкой в коридоре…. Все это время я пыталась осмыслить произошедшее, но ничего не получалось, мысли разбегались, я бросила это дело и просто получала удовольствие от того, что все уже закончилось, что все хорошо и что ОН уже есть.

Только после рождения Димульки я позвонила маме….поздравила с внуком. Не хотела, чтобы кто-то волновался…Это была моя история, моя задача, мой труд….и я все сделала.

Потом меня на каталке отвезли в палату (меня до этого никогда не возили на каталке)..я пыталась шутить с медсестрой, ощущая странный подъем и даже легкость.

Той ночью я уснуть так и не смогла, пребывая в какой-то полудреме, а утром принесли Зайца  (я попросила)  и больше мы не расставались.

В послеродовом или Центр Мира.

Как только я пришла в себя – сразу попросила привезти Димку. Такой маленький, хорошенький. Волосики длинные, черные, глазки черные…Он лежал в кювезе, маленьком пластиковом корытце на колесиках…(на руки после родов брать не разрешали, говорили, - уроните, но я все равно брала)…Нянечки все делали сами…мы носили их пеленать (сами смотрели, еще не умели ничего)…В детской комнате стоял поднос со смесью молочной и водичкой…Докармливали все, удержаться было трудно…ведь молоко еще не пришло, а они плачут, а если покормить – успокаивались…Каждое утро надо было привозить деток на осмотр – приходила педиатр. Всех оставляли в детской, но доктор обычно опаздывала, а они там лежали в рядочек…Я всегда стояла около него или у двери…меня все время прогоняли, я один раз чуть не поругалась…

Я ребенка привезла, поставила, а он начал плакать..я беру его на руки (естественно) и успокаиваю, а мне говорят – мамочка, уйдите, сейчас  педиатр придет, что будет если вы все сюда набежите…Ну я и сказала, что я об этом думаю…ребенка забрала и ходила с ним по коридору пока доктор не пришла…А так он все время был со мной…я его в детскую не отвозила…

Я еще тогда не знала, как его назову и все ходила, перебирала имена…А в какой-то момент поняла, что теперь это «центр мира»..моего мира…Что теперь мое место там где он, мои дела – это его дела, и мое счастье – когда ему хорошо…И так спокойно после этого стало…все, больше не надо никуда идти и ничего искать…вся моя жизнь в этом сверточке…как будто сердце вынули, запеленали и привезли тебе в кювезике…Так необычно….:))

Через день у меня было ДР. Мы были с ним вдвоем и это было правильно, я так сама  решила.

Первые дни дома.

Всю дорогу из роддома Заинька проспал и только когда уже подъезжали к дому проснулся и заплакал…Первые дни он в основном спал, а я была в такой растерянности, даже смятении, что ни на секунду не могла расслабиться. Я совершенно не представляла, что теперь нужно делать с Зайцем..Это все было так необычно,  странно…И еще я себя очень плохо чувствовала, все болело, я еле ходила, с трудом сидела.

Сначала  в детскую перенесли диван из зала (очень неудобный), а потом его  поменяли на большую двуспальную кровать, когда мы стали спать вместе с Димкой. Первые дни я не выключала всю ночь свет в коридоре или лампу в детской…(в то время я читала книги М. Фрая..все прочитала где-то к маю). Несколько дней  Заяц просыпался каждые три часа, но потом стал спать дольше по 4-5 часов. Он был такой крошечный, беспомощный, он совершенно не мог двигаться самостоятельно, только шевелить ручками и ножками…

Сначала к нам пришла наша педиатр из поликлиники (еще я, оказывается у нее наблюдалась, когда была маленькая)…а потом патронажная сестра, из клиники, где я взяла контракт. Затем приходила Лала, специалист по грудному вскармливанию (мне показалось, что мало молока, и что Димуля не правильно берет грудь, и вообще очень переживала, что он не наедается). Ну, ничего, постепенно я всему научилась и все наладилось…

А так меня учили как его купать, чистить ушки, носик, мазать пупочек, смазывать все складочки, шейку (первые пару месяцев ее было почти не видно, он ее все время втягивал), подмышки, стричь ноготочки…

Через несколько дней я повесила Мулечке мобиль, с двумя лошадками, крокодильчиком и львенком…он провисел у него в кроватке до мая…Он очень любил его слушать, смотреть как он крутится…часто его только таким образом можно было успокоить, привлечь его внимание…

Еще у него стала любимой его горизонтальная переноска (его в ней из роддома везли).

Несколько месяцев он засыпал в основном в ней. Очень нравилось, когда его качали (я помню, у меня руки просто отваливались, я могла по 40 минут ходить из комнаты в комнату, укачивать его). Днем я прямо в переноске и оставляла его спать.

Перестали его в ней носить только когда ему было почти 8 месяцев. Я просто уже стала бояться , что ручки порвутся.

Вот так прошли наши первые дни дома – в тревогах, волнениях и в ощущении начала чего-то необыкновенного.