Войти Регистрация

Наталья Корнилова

Минск Беларусь
30 августа 2009, 12:31   •  Без категории

Вы уже обедали сегодня ? Поделитесь , пожалуйста !

Леночка моя заболела, температура под 39 уже третий день. Сейчас грудусник ей ставлю, а она гладит мне руку и говорит в бреду, сразу даже не разобрала, что: «Мамочка моя… я тебя так люблю… солнышко… ты на цветочек похожа…». Все мои же слова повторяет. У меня слезы еще и оттого, что я всю ночь не спала, растрепанная вся, некрасивая.

Впервые я подумала, что полюбила своих новых детей, когда дала им в руки мороженое, которое они еще до сих пор ненавидят, посадила на заднее сиденье, и мы поехали на хутор за девяносто километров от Минска отдыхать. Когда увидела Ленку в зеркало заднего вида, по тормозам, остановилась. Все лицо в мороженом! Пашка вообще тихонько завернул свое в лежащую рядом куртку. Спрятал. Быстро соображаю, что до салфеток и тряпочек лезть буду долго.… И я ее просто, как кошка своего котенка, облизала языком. Мы ехали и смеялись. А я вдруг подумала, что даже племянницу свою обожаемую, пожалуй, не облизала бы. Что за «колхоз»? Достала бы сумку, да вытерла. И подумала - все! Это МОИ дети!»

Когда я как-то принесла домой продукты и в ответ на вопрос, что у меня в сумке, ответила: «А я вам мороженое купила!», увидела удивление и ожидание на лицах детей, я поняла, что в три с половиной года она просто не знают, что это такое. Они попробовали, выплюнули, сказали: «холодное!». Теперь, чтобы приучить к арбузу, большой груше, ананасу или киви (они думали, это-картошка), я говорю: «Съешь киви - получишь супчик потом!».

А наступило лето, и все стало налаживаться. Ягоды, грибы, сливы, дыня. … Из наших рук все стало входить разными вкусами в их жизнь! На рынке или в магазине, правда, народ таращиться, когда кто-то из моих двойняшек, показывая на грейпфрут или другой диковинный продукт, который всем обычным детям давно знаком, кричат восторженно: «Ой, мама, смотри! А что это такое!»

Представляете, что с ними творилось, когда впервые сами поймали удочкой рыбку в нашем пруду! А козу увидели, коня, корову!

В свои сорок пять лет, имея двух сыновей, женатого 27-летнего Саню и школьника своего, любимого 12-летнего Илюшу, самостоятельных, хороших людей, музыкантов, остряков, я позволяла себе много обычных вещей. Как- то поспать до восьми-девяти, в телевизор потаращиться до двух ночи, почитать, выпить лишний бокал вина на природе, в гости на пару дней уехать.… А теперь как? У меня маленькие дети! Я стала матерью еще троим детям, за один год! Представляете? Я сама в шоке! Но я, все-таки, счастливый человек!

Я рассказываю Вам это не просто так, у меня – цель! Дочитаете- будете знать, какая …

Хочется начать со слов «Не знаю с чего начать…». Почему? Я подойду издалека, но Вы меня не бросайте, пожалуйста.. Коротко, но обстоятельно постараюсь. Хочу использовать Ваше внимание в корыстных целях, но не своих, не волнуйтесь.

Помните, в детстве Вы иногда получали странные «письма счастья»? Это письмо (ни о чем) надо было переписать раз двадцать и отправить Вашим знакомым – счастье Вам в этом случае было обеспечено. Так вот я прошу- даже, если Вы надо мной посмеетесь, все равно, дайте прочитать «меня» своим знакомым. Может быть, это письмо принесет кому-нибудь счастье.

Вспомните, пожалуйста, Ваш сегодняшний обед. А теперь скажите, Вы могли бы этот обед разделить не на троих членов Вашей семьи, а на четверых, например? И делать так постоянно! А согласитесь ли Вы тратить на Ваш гардероб сумму, процентов на двадцать меньшую? Тоже, постоянно! Если да, у меня есть надежда до кого-нибудь из Вас или Ваших знакомых докричаться.

Теперь, о главном. Дальше, пожалуйста, о чем бы Вы не читали, ВСЕ ВРЕМЯ представляйте, что мы говорим о ВАШЕМ РОДНОМ сыне или дочери, иначе не поймете меня. У меня личный опыт. Я буду говорить только то, что я ТОЧНО знаю.

Я пыталась выразиться на форуме с названием «Усыновление» одного из российских сайтов. Большинство отзывались хорошо и прекрасно, называли меня героем, и все такое прочее, но потом мне стали открыто говорить, что « меня очень много». Народ быстро устал молоть из пустого в порожнее.

В моей стране около 30000 брошенных детей. Иногда их усыновляют. В позапрошлом году – 346, в этом больше 500! Прогресс? Конечно!

Я не собираюсь Вас стыдить или призывать к чему-то. Я Вам просто расскажу нашу историю. Если кто-то с ней знаком, простите великодушно.

Мы, как и многие из Вас иногда, сидя как-то вокруг костра в ожидании шашлыка и попивая по глотку красного винца, завели разговор о бедных несчастных детдомовских детях. Чем обычно заканчиваются такие разговоры? Ничем …
Разбились на два лагеря в наших рассуждениях:
- Все только говорят, а взять безродного, неизвестно с какой наследственностью, желающих находится мало. Кому нужны дети алкоголиков?
- Бывают алкоголики поздоровее нас. А у здоровых сколько “Даунов» рождается! Вон у нас на работе…
- Нечего рожать! Надо стерилизовать таких! Рожают, бросают… Аборты пусть лучше делают!
-Ну, хорошо, не сделала, родила, запила.… А ребенок-то есть! В чем он виноват? Вам не жалко?
-Ну, жалко. Бездомных собак даже жалко! Ну а если из него такой же алкоголик вырастет?
- У непьющих родителей дети иногда тоже алкоголиками становятся! Вот ты, лично ты, свою наследственность дальше родителей и бабушки знаешь? В Вашей семье как с алкоголем?

Слово за слово, разговор наш уже стал угасать потихоньку…
- У нас все только трындят, льют слезы, когда смотрят «Жди меня!», да про детдома … Нечего тогда вообще эту тему затрагивать! Ты сама-то могла бы чужого полюбить, как своего?
- Думаю, да. Да я бы взяла ребенка хоть сейчас, да кто ж мне даст? Зарплаты официальной не хватает, третий брак, да я и не знаю, как это делается…
- Ну, вот Вам пример! Треп очередной!
Муж: « А у меня такая мечта давно - хоть кому-то сделать хорошее, взять ребенка чужого, да дать ему шанс не попасть в приготовленное уже ему болото…»
- Так в чем дело? Давай возьмем!
- Давай! А вы как? – к двум своим сыновьям обращаюсь.
Мы - за! Давайте возьмем, хуже ведь никому не будет! А лучше может быть!

Гости разошлись спать, а мы с мужем до утра проговорили…
В понедельник позвонили в Центр по усыновлению, пошли проконсультировались.… И стали собирать документы: справки, справки, медицинское обследование, занятия у психолога, тесты на нашу вменяемость, вопросы, заявления. Все это заняло примерно месяца два. Но ничего в этом страшного не было. И времени много не отнимало.

Было ли нам страшно? Ну, да, мандраж был, да и сейчас иногда какое-то чувство неуверенности в своих силах посещает. Но только на одно мгновение. Только когда кто-то из знакомых задает какой-то дурацкий вопрос.

Мои дети тогда, перед предстоящим судом по усыновлению, пошутили: «Мы согласны есть и одеваться на 20% меньше, только бы не отказали!».

Мы каждый день обсуждали, как это мы поедем выбирать ребенка. В нашей группе было четыре пары, одна одинокая женщина. Все они собирались брать или новорожденных, или совсем маленьких. Детей постарше берут намного реже. А тех, кому за пять-шесть – практически, никогда. Это ж уже сложившаяся личность, неизвестно, какая …

Мы узнали много новой информации, от которой волосы дымом вставали. Например, то, что есть такие мамаши, которые ежегодно в детдома детей «поставляют». Принцип семьи здесь не соблюдается - все дети распределяются в разные детдома, и часто друг о друге не знают. Кого-то усыновили- удочерили, увезли, поменяли все данные, даже имя и дату рождения. Кого-то молодая девчонка в роддоме бросила, у кого-то погибли, умерли …

Тогда мы приняли для себя нестандартное решение, усложнили задачу - взять двух братьев или сестер, чтобы хоть кого-то не разлучать. Если прокормим одного, то и двух сможем. И возьмем детей постарше, раз они не «пользуются спросом».

Первое свидание наше в первом детдоме продлилось минут десять. Мы так договорились - едем всей семьей, долго не общаемся, чтобы не обнадеживать детей. Их ходят, смотрят, дарят подарки, уходят. … А они ведь, дети, при этом о чем-то думают. … Потом другие приходят, иногда берут на день-два к себе домой, потом возвращают тебя, берут другого …

Мы сидели в игровой комнате в ожидании. В комнату зашли малыши, сонные, одетые, наверное, в самую лучшую одежду, которая имелась в группе: колготки из одной оперы, платье и туфли - совершенно из другой. Вообще-то к усыновлению предлагалась девочка, но поскольку она из двойни, мы затребовали обоих. У девочки что-то с глазками, я поняла. Один больше другого, что ли, или косит? Мальчик был очень запуганный, как Маугли, диковатый какой-то.…Потом он стал тоже с нами говорить, но не речь у него, а каша какая-то … Ничего не понять. … Но улыбались ТАК! Не передать, что у ЭТИХ детей в глазах. Ну, ТАКАЯ надежда на то, что надежда все-таки и у них есть!

Когда мы ехали в этот, первый, детдом, мы все договорились так: «Смотрим всех детей во всех пяти домах, ничего не говорим, потом собираемся на семейный совет, смотрим фото и решаем, кого брать.

Подарили мы детям по книжке, попрощались. Договорились тоже, что конфет, подарков не будем брать, чтоб мыслями к себе детей не приклеивать. Так и советовали нам. Вышли из комнаты.

-Ну что, скажете? Давайте заберем этих?
-Давайте! Чего перебирать – не картошку же покупаем!
-Других не поедем смотреть?
- Ну, мы ж больше не можем взять?
- А ты не заметил, у девочки что-то с глазами?
- Какая разница? Полечим, красавицей будет!
И директору говорим: «Заворачивайте! Мы поехали оформляться!»

Мы готовы были со всеми формальностями уже через день, и можно было детей по договору взять к себе до суда по усыновлению. Но в детдоме был карантин.

Приехали мы без предупреждения через три недели. Дети уже, наверняка, забыли про нашу компанию. Когда разговаривали с незнакомой воспитательницей, которая стояла в дверном проеме, уточняя, кто мы такие, вдруг из самого дальнего конца комнаты, сшибая с ног всех детей «летит» моя Леночка с криком и рыдая: «Мамочка ты моя! Приехала!!! Ты за нами?»

Ну все ,как в кино, точно! Только я не могу так талантливо это передать .
Я еще, растерявшись и хватая ее на руки не успела ответить, а Пашка, вижу на скамеечке в раздевалке, натягивает со скоростью света колготки рваные на свои ножки-палочки, на нас всех смотрит со страхом и надеждой…» Он, наверное, боялся, что про него забудут…

Достали мы из сумок новые красивые одежки и, стараясь не смотреть на других детей группы (их закрыли в комнате потом, они стали спрашивать про Пашку с Ленкой, кто-то плакать…), одевали детей под восторженные «Ленка, смотри, джинсы!», «А у меня шапочка есть!».

По дороге домой (а ехать нам часа три было!), Пашка все время трогал мужа за плечо, осторожно, не мешая вести, автобус наш, и приговаривал: «Мой папа!»

Книжки те, кстати, дети везли с собой. Они с ними, оказывается все три недели спали. Никому не давали, даже воспитательнице, чтобы почитать другим!

Обрыдались все, и мы и дети мои, пока доехали. Насмеялись тоже, слушая: « О! Это лес?», «А я хороший?», «А ты меня бить не будешь?», «А я твоя дочка?», «А чего ты меня не забрала раньше, я плакала…» Мы просто терялись с ответами или хохотали, приводя в восторг малышню!

Если кто-то из Вас дальше слушать меня не хочет, жаль, но я с Вами прощаюсь…
Остальным скажу довольно смелую и, возможно, амбициозную вещь - я хочу своим рассказом сделать больше, чем делают чиновники своими действиями. Я хочу тем из Вас, кого хоть раз мысль об усыновлении посещала, на своем примере показать, что это не страшно, это очень нужно не только Вам, но и Вашему будущему сыну или дочке, и это не сложно, это хорошо и легко. Смотрите, сколько пишет пресса, сколько издается всяческих указов и постановлений, а Тимур Кизяков в своей утренней программе за пять минут делает больше гораздо – каждую неделю у одного ребенка появляется семья. Изучив в течение года нашу семью, наши знакомые одни уже усыновили мальчика , а вторые , сослуживцы мужа, собирают документы.

Я прилагаю к этому письму то, что я размещала на форуме, и закругляюсь. А в следующем своем рассказе расскажу :
- о жизни детей в детском доме, почему они там голодают
- о том, почему они становятся «плохими»
- о наших первых днях дома
- о чиновниках и своем визите в Министерство образования (даже письмо приложу)
- о переменах в нашей жизни и жизни наших (ВСЕХ ПЯТЕРЫХ) детей.
- почему ВАШИМ детям это нужно даже больше,чем Вам.
- о том, почему лучше не ездить детдомовцам за границу.
- о том, как калечит детский дом и почему они (дети детдомовские) «такие»
Прошу Вас, если хоть у кого-то появятся вопросы, задавайте даже самые беспардонные. Я привыкла, отвечу с удовольствием на все. Я сама за собой со стороны наблюдаю, гарантирую абсолютную объективность.

По Вашим отзывам я пойму , не зря ли я опять «выпячиваюсь» , и нужно ли продолжить свой рассказ. Он, ведь, ЛИЧНО для ВАС ! Или опять , мы развели демагогию ….

Пашкин рассказ.
Пашкин Рассказ

Мы с сестренкой жили вместе
Раньше в очень грустном месте.
Под названием детдом!
Хочется забыть о нем. …

Там с утра до вечера
Детям делать нечего.
Целый день смотрю в окошко –
Увидать хотя бы кошку.…

На комнатах висят таблички,
Мы – «утята», вон - «синички»,
Выше этажом - «гусята»,
Слева - крошечки – «котята».

А у взрослых у ребят
Цифры на дверях висят.
С сестрой мы видели в окно,
Как отвозили их в кино!

У них-то жизнь поинтересней.…
А мы два года учим песню.
О том, что не могут на свете.
Быть мамой потеряны дети …

Мы с Ленкой – недоношенная двойня,
И каждый весом по два килограмма.
Со старшею сестрой - уже аж трое!!!
Нас, очевидно, испугалась наша мама…

Она нас просто из роддома не забрала,
Не знала, может быть, что мы остались живы.
Сестре же из тюрьмы в детдом писала,
Что Ленка-умница, а Пашка очень милый.

Пока что с Леною мы маленькие очень,
Про Свету, старшую сестру, совсем не знаем!
Она увидеть нас, конечно, хочет,
Ночами о семье она мечтает.…

В двенадцать лет как девочке понять,
Что в первый класс не мама отводила,
Уже шесть лет без слез не может спать,
Для этого так много надо силы!

Шесть долгих лет, и шесть коротких писем,
В них обещание хорошей жизни,
В них планы дочерей забрать и сына,
Но чувствуется - что-то тут нечисто …

Нам повезло! Не то, что нашей Свете …
Мы, кажется, уже про все забыли.
Однажды в группе закричали дети:
«За вами мама с папой приходили!

Они пошли к директору узнать,
Как можно поскорее вас забрать.»
Мы с Ленкой испугались, замолчали,
И даже зубы сильно застучали. …

К нам раньше приходила в группу тетя,
И в дочки Ленку выбрала одну,
Во мне же не понравилось ей что-то,
А что (я ж брат ей все же!)- не пойму…

Мне стало страшно, я и так трусливый,
Но тут решил, что не отдам сестренку,
Раз я не нужен, раз я некрасивый,
Я стану драться изо всех силенок!

Как я без Ленки? Мне ж она - защита!
Укусит каждого, кто вдруг меня обидит!
За радость эту я их ненавидел!
Да лучше б даже никогда не видел!

Ой! Не те, не разлучники! Это - другие!
Моя МАМА пришла! Я узнал ее сразу!
«Где тут детки мои? Ой, какие большие!
Паша, детка, привет! Здравствуй, Леночка, здравствуй! »

Ну, конечно, ОНИ! Мы на них так похожи!
Папа рыжий, большой. Он хороший, но строгий!
Фу … теперь защищать меня Ленке не надо!
Наконец-то домой! Никому не понять, как УЖАСНО мы рады!!!

Привезли нам две сумки красивой одежды!
И ботинки, и джинсы! И куртка, и шапка!!!
А в глазах у оставшихся в группе – надежда –
И за ними приедут и мама, и папа!

У меня теперь два брата,
Дом большой, и мама с папой!
Мы, мне кажется, богаты,
Потому что мы – « Семь Я »!

Письмо в детский дом будущей дочери
Здравствуй, Света!
Пишут тебе люди незнакомые, но, уверена, что мы когда-то познакомимся, подружимся и станем близкими людьми, потому что на это у нас есть причина. Мы решили разыскать тебя потому, что хотим помочь тебе не чувствовать себя одинокой и никому ненужной. Ты должна всегда знать, что ты – не одна, у тебя есть брат Пашка и сестричка Леночка, о которых ты, наверное, от кого-нибудь слышала.

В этом году мы усыновили Пашу и Лену. Сейчас мы уехали из Беларуси, живем в России, но часто бываем здесь в командировке. У нас большая дружная семья, свой дом, мы живем хорошо, много работаем, стараемся хорошо воспитывать детей.
Паша и Лена сразу к нам привыкли, мы их очень любим и не обижаем. Они уже ходят в детский садик. Воспитатели их хвалят. Паша сначала очень всех и всего боялся, стеснялся, все время за Лену прятался. Ленка в первый день в саду покусала детей, которые зашли на территорию их группы. Даже смешно было, как они от всех защищались. Но теперь уже поняли, что никто не обижает, успокоились. Паша очень любит рисовать, Ленка песни сочиняет и громко поет, когда едет в машине. Очень любят танцевать под музыку, играть в прятки.

Они очень смешные, но, в то же время, не по годам серьезные. Хорошие дети. Мы их подлечили, возили на море, они очень радовались, ели разные фрукты, ходили в цирк, зоопарк.
Я понимаю, что тебе пока трудновато, дорогая, но я считаю, что ты должна знать, что твоим родным хорошо. Когда они повзрослеют, мы им расскажем о тебе, вы встретитесь обязательно. Мы не хотим, чтобы вы друг друга разыскивали через передачу «Жди меня», мы не собираемся прятать вас друг от друга.

Если ты хочешь, я буду тебе постоянно писать письма и присылать фотографии, а ты пиши нам. Думаю, тебе не запретят?

Света, я знаю, что твоя мама находится в плохом месте, в тюрьме. Я не знаю, за что и как она туда попала, не осуждаю ее, потому что никого никто не имеет права осуждать.
В прошлом году мы случайно узнали, что Лену хотят удочерить одну, а Пашу – нет, тогда мы и решили забрать их обоих, чтобы они не потеряли друг друга навсегда. Узнали про тебя, хотели и тебя тоже забрать, но нам сказали, что ты ждешь маму, она тебе пишет и хочет тебя забрать.

По этой причине, к сожалению, мы не можем сейчас этого сделать. Мы боимся травмировать детей, мы можем и хотим дать им хорошее воспитание, обучение, хорошее будущее в семье.

Света, если тебе плохо, если мама тебя не заберет, пиши, мы будем тебе рады. Мы с удовольствием возьмем и тебя, и если понравимся друг другу, станем одной семьей. А, главное, вы втроем всегда будете рядом.

Пишет ли тебе мама? Что она собирается сделать для того, чтобы тебя забрать?
Как ты учишься? Чем тебе можно помочь? Когда твой день рождения?
Напиши, как ты провела лето, есть ли у тебя родственники, которые тебя навещают, расскажи про своих подружек из детского дома.

Напиши свои размеры одежды и обуви. Не могу сказать, что мы – богатые люди, но, все-таки можем помочь тебе и твоим друзьям. Напиши про свои проблемы, скажи, что можно прислать тебе посылкой, а чего нельзя. И вообще, можно ли присылать тебе посылки и письма.

Свой адрес мы, конечно, дать не можем, поэтому пиши на адрес, который я тебе дам, это наши знакомые, они будут все передавать нам:

Ответ на комментарии к моему «Письму …дочери »
Дорогая …!
Решила ответить Вам, потому что подобных комментариев оказалось немало. То есть, некоторым письмо показалось жестоким. В этом, моя вина, наверное. Просто Вам не известна предыстория, а то бы Вы, наверняка, читали его с другими чувствами.
Когда в прошлом году мы собрались удочерить девочку, узнали практически на последнем этапе, что она из двойни. Естественно, забрали обоих. С гепатитом. С, с недоразвитием у мальчика. Мы ничего особенного и не сделали, кажется, для их развития. Просто живем вместе, читаем, строим домики, рисуем, 2 месяца я с ними дома побыла, поняла, что нужно в садик. Готовы!

Проблем было много таких вот, например: кроме яблока, других фруктов не видели, не знают; мороженое выплевывают; к кошке привыкали дня три, к собаке около месяца; ночью Пашка все время к нам в спальню врывался, свет включал - на месте мы или нет, в истериках бились, если за что-то просто ругаем, Лена волосы на себе рвала и сама себя била, проч. проч. проч. Все-ерунда! И письмо-то для того, чтобы другие не боялись, брали детей! Все от нас зависит. Сейчас это - другие дети. Посмотрите, какие люди растут! И моим детям - на пользу, есть о ком заботиться, кроме себя самих. Ну, они и так - молодцы, не то, чтобы непротив были или ревновали, а и ездили с нами в детдом. Любят их, и я сейчас, пожалуй, одинаково всех люблю.

О Свете мы знали. И, коротко, знали об общении с матерью. Света о детях узнала из последнего письма мамы. Я следила за развитием событий в течение полугода, была в контакте с директором ее детского дома.

Узнала следующее:
Света в детский дом попала в 6 лет, из больницы. Туда ее доставила милиция, сдал сторож детского садика - мама не забрала в очередной сад ребенка. Пьющая женщина, квартиру продала, деньги прогуляла, сидела за грабеж, потом за алименты. Да еще Свете написала, что сидит из-за нее (алименты!). Живет в 80 км от детдома. На суд о лишении родительских прав не явилась, девочку с тех пор не видела. Какое будущее у ребенка? Есть итальянская семья, которую она любит, которую посещала 5 раз (по 1-2 месяца), но им удочерить нельзя, не разрешают.

Моих, по кило800, недоношенных, она в роддоме оставила.
Я инкогнито встретилась со Светой (под видом корреспондента местной газеты, пишущей о летнем отдыхе детдомовцев), поговорили мы с ней по душам. Да, она сказала мне, что ждет из тюрьмы маму. А мама ей за 6 лет пять писем в последнюю сидку написала. Вот и поймите, как хотите. Женщина - моя ровесница, то есть под 50. Жилья нет. Ну, 29 сентября освободилась, дальше что? Забрать по закону не может. А скоро ей и помощь взрослой дочери понадобится. Жилья нет. А тут еще письмо Свете от 28-летнего (а ей 12 лет) из тюрьмы пришло: «Мама показала, какая ты на фото в Италии красивая, давай переписываться. " Девочки по блоку в детдоме старшие (а они там не по возрасту на комнаты разделены) уже и курят и выпивают. Вот она закончит детский дом, получит гарантированное поступление в училище на какого-нибудь штукатура, выходное пособие, дальше... как повезет?

К жизни не приспособлены абсолютно, делать ничего не умеют, покушала - встала-пошла! И не виновата, "спасибо" говорить некому было, посуду за ними мыли, стирали, мыться по выходным, все стадом...

А к тому же комплекс "мне все должны". А девочка хорошая, учится хорошо. Про брата с сестрой узнала от мамы. Будет ведь это в голове держать!

И как нам надо было поступить? Да, у нас тайна усыновления, можем вообще про нее забыть и не думать, так?

Так не получается! Нельзя! Значит, или сейчас всеми силами доказать, что мы нужны друг другу, и пусть будет лучше три мамы, чем ни одной, или вообще никогда не открываться. Сейчас она сама по себе будет, а какая потом будет, когда наши вырастут и захотят узнать о сестре? Все все-равно ищут родных, всяких, и пьяниц, и богатых родственников за границей.

Мать вышла 29 сентября, до конца ноября от нее ни звонков, ни писем... Директор детского дома просит: «Заберите Свету - не пожалеете, очень хороший человечек, пропадет ведь сама", начальник колонии сказал коротко: «Тут толку не будет, забирайте девчонку, а то мать к ней на шею сядет через пару лет".

В детском доме договорились, если мать обнаружиться, пусть адрес оставит, мы ее будем в курсе держать, но до 18 лет не разрешим никакого общения. Сколько уж осталось!

С итальянцами переписываемся по интернету, фотографиями они со Светой обмениваются. В школу устроила в один класс с племянницей, с которой они сдружились, оценки у нас очень даже приличные, в школе никто ничего не знает. Классная довольна ею.

Вообще все у нас хорошо, честное слово. Мы со Светкой договорились обниматься-целоваться почаще (смеемся, конечно, по этому поводу), чтоб породниться быстрее...

А морем, фруктами, конечно, заманивала, можете и так считать!
Я же в хорошее заманивала! Подкормим, оденем, обучим, а там сама решит, как дальше!
Спасибо.

Посмотреть 4 комментария