Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. 1 Created with Sketch. 1
Войти Регистрация
Антоша — 8 лет
Амелюша — 5 лет 6 месяцев
Бостон США

Акунин и Блок

25 июня 2017, 03:18   •   Читалка

Перечитываю Акунина, романы о Фандорине, и уже который день у меня из головы не выходит любимейшее, но подзабытое стихотворение Блока. Читаю и все в голове обрывки строк так и кружатся. Я тогда в школе его плохо понимала, но оно манило меня каким-то своим особым магнетизмом, какой-то тайной, которую я все тогда не могла постичь. На "Алмазной колеснице" я сдалась, отложила Акунина и нашла в сети Блока. И меня просто захлестнуло волной, накрыло и унесло. А когда я увидела, что стихотворение было написано в 1906 году, я поняла, наконец, почему же оно так кружится во мне все это время. Блок жил в то время, Чхартишвили (Акунин) наш современник. И они писали об одной и той же эпохе. Более того, "Алмазная колесница" как раз о событиях 1905 года. Автор Фандоринских романов посвятил много страниц описанию той поры - очень точно, подробно и живо. А Блоку понадобилось всего лишь 12 строф на то, чтобы вложить в них всю эпоху, все поколение прожигателей жизни. Настолько емко, настолько ярко и четко, что даже спустя много лет именно его строки и всплывают в памяти при описании конца XIX - начала XX столетий. Акунина я перечитываю, как заново, вообще почти не помню, хотя читала все это в студенчестве. А Блока учила в школе и помню до сих пор. Гениальное мистическое произведение. Догадываюсь, что лет через 20 я еще что-нибудь новое для себя в нем открою.

Александр Блок "Незнакомка":

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.


Вдали над пылью переулочной,

Над скукой загородных дач,

Чуть золотится крендель булочной,

И раздается детский плач.


И каждый вечер, за шлагбаумами,

Заламывая котелки,

Среди канав гуляют с дамами

Испытанные остряки.


Над озером скрипят уключины

И раздается женский визг,

А в небе, ко всему приученный

Бесмысленно кривится диск.


И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражен

И влагой терпкой и таинственной

Как я, смирен и оглушен.


А рядом у соседних столиков

Лакеи сонные торчат,

И пьяницы с глазами кроликов

«In vino veritas!»* кричат.


И каждый вечер, в час назначенный

(Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.


И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.


И веют древними поверьями

Ее упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука.


И странной близостью закованный,

Смотрю за темную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.


Глухие тайны мне поручены,

Мне чье-то солнце вручено,

И все души моей излучины

Пронзило терпкое вино.


И перья страуса склоненные

В моем качаются мозгу,

И очи синие бездонные

Цветут на дальнем берегу.


В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручен только мне!

Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина в вине.


24 апреля 1906

Комментировать

Комментарии

Россия, Пермь

Одно из любимых стихотворений моей подруги) очень хорошо его читала. Я Блока и всю ту революционную эпоху в школе не любила. А сейчас начала понимать и стало интересно. Действительно другими глазами смотришь на стихи.

Ответить