Войти Регистрация

Данила Рыбалко

Челябинск Россия
27 августа 2009, 15:09   •  Без категории

Знак и значимость

Значение собственного имени, в той или иной степени, интересовало человека во все времена. К сожалению, этот глубинный, сущностный интерес превращен сегодня в банальное удовлетворение любопытства. Современный «среднестатистический» человек не придает значения значению имени, не относится к нему как к знаку судьбы и выражению собственной сущности. По большому счету, имя воспринимается как ярлык, который навесили на его обладателя. Обратитесь к современным именословам – и поймете, почему так происходит.

Что говорят о значении имени нынешние словари? Читаем: Маргарита – «жемчужина», Павел – «маленький», Петр – «камень», Елена — «факел» и т.п. Какую информацию эти толкования могут дать носителям данных имен? Что могут рассказать об отношениях между ними, способе познания мира или цели их жизни? Предположим, встретились Петр и Павел, то есть «маленький» и «камень». Можно ли хотя бы предположить, как будут налаживаться их отношения, исходя из такого толкования имен? Безусловно, нет. А что можно сказать о жизни Василия, имя которого означает «царь»? Не говоря уже о том, что монархий в мире осталось не так уж много, часто ли Василии достигают высшего положения в обществе?

Такое несоответствие предлагаемых значений встречается сплошь и рядом, к каким бы источникам ни обратился человек, желающий понять истинное значение своего имени. Это относится не только к словарям, но и к попыткам некоторых «психологов» толковать имена на основе статистических данных и личных наблюдений. В результате люди прочно усваивают себе убеждение, что придавать какое-то особое значение имени бессмысленно, и начинают жить по принципу «Да хоть горшком назови, только в печь не сажай». Но в том-то и дело, что назвавшись «горшком», мы рано или поздно угодим в печь. Впрочем, это вовсе не означает, что то же самое случится, если нас назовут Базо (греч. — горшок). Происходит это оттого, что сущность имени проявляет себя совершенно по-разному на различных территориях. Здесь важна его лексическая форма, которая прописана на конкретном языке определенными буквами-символами. Смысл имени рождается не из того, что Павел в переводе с латыни «маленький», а Петр – это греческое «камень». «Камень» по-русски – это камень. Тут даже символы другие. Смысл имени рождается из сочетания букв, его формирует их количество, отношения между ними и позиции, на которых они стоят. Все это образует смысловую ткань имени, влияющую на судьбу человека. Одним словом, передать значение имени, переводя его с одного языка на другой, весьма затруднительно. Оно может быть воспроизведено только буквально, как некая формула. Его перевод может показать лишь понимание имени тем народом, на языке которого оно было написано изначально. Если имена «Павел» или «Петр» вместо русских букв записать латинскими или греческими, это будут уже другие имена, потому что появятся другие символы. А символы – это код доступа к силе, к пониманию уровня сознания, к состоянию мира, к информации. Меняются символы — меняется и смысл. В конце концов, в другом языке изменяется даже звучание заимствованного имени.

О бессмысленности «переводческого толкования» говорит и многозначность некоторых имен. Например, Галина с латинского – «курица», а с греческого — «тихая». Антонина по-гречески – «обретающая взамен», а по-латыни – «противница». Такое разночтение переводов еще больше выявляет некорректность восприятия имени как кальки иностранных слов. Ведь если бы мы имели дело с универсальным значением, то оно было бы одинаково на любом языке. Значит, здесь работает какой-то другой закон. Исследования «Студии Имени» показывают, что закон этот выглядит так: «Имя толкуется из себя самого, а не через другие слова. Значение имени извлекается только из данной грамматической конструкции, составленной из определенных символов определенного языка».

Язык есть народ.Поэтому внутри отдельного народа имя разворачивается по-своему, по закону языка этого народа. Переводить его на другой язык не имеет смысла, потому что человек рождается на определенной территории, в определенной культуре, в определенном языковом пространстве, символами которого он только и способен мыслить. Наш мозг устроен так, что воспринимает информацию буквально. Мы читаем коды, поступающие из мира, побуквенно, и, соответственно такому восприятию, реализуем себя. То есть Петр живет не как «камень», а как «П-ё-т-р». Эти четыре буквенных символа определяют его судьбу, смысловое поле его жизни, сценарий его отношений с миром.

Значение имени определятся также и тем, как реализована конкретная буква. Например, в древности буква «П» имела два написания и два соответствующих им смысловых значения: «Врата Жизни» и «Врата Смерти», – и в зависимости от написания только одной буквы, замены только одного символа, смысл слова кардинально изменялся, потому что за каждым символом стоит сила.

Символ есть не что иное, как соединение знака и образа, объединение внутреннего и внешнего. Символ показывает проявление потустороннего в посюстороннем, то есть становится своего рода вратами, порталом для перехода из одного мира в другой. Таким образом, символ есть то, что соединяет миры, а слово, написанное символами, представляет собой точку входа в другую реальность. Собственно говоря, это реальность сущности человека, которая определяет наш потенциал, силу, динамику, волевые устремления, цели и задачи. Она определяет систему отношений с миром и с другими людьми, нашу способность к трансформации, знаковое поле судьбы, то есть задает ситуации, или знаки ситуаций, в которые мы так или иначе будем попадать.

Имя — это миф, в котором каждая его буква – архетипический персонаж, участник мифологического сюжета. Именем описывается территория, на которой взаимодействуют Боги. И этими Богами являются буквы (Буква – Богва). Отношения между теми или иными Богами-Буквами и формирует миф — историю о Богах и их взаимодействии с миром и людьми. Вся эта мифология разыгрывается в символическом пространстве имени. За каждым символом стоит многомерный и многоуровневый образ, который определяет программу человека. Человек как бы осуществляет ее. Имя задает эту программу, или основной миф, который человек через свой характер (от греческого – «живая буква») реализует в своей жизни. Характер человека и программа его поведения определяется его именем (про-грамма — «побуквенное движение»). Для того чтобы понять программу жизни, необходимо прочитать имя как сакральное послание, от буквы к букве, используя технику герметического чтения.

Результаты исследований «Студии Имени» подтверждают, что имя следует изучать само по себе, раскрывая его через соответствующие буквенные символы. Имя необходимо воспринимать как сакральную формулу, как свернутый миф, о котором говорил А.Лосев. А разворачивать его можно только исходя из знаний кодов и значений каждой буквы, численных и буквенных образов, видов отношений и значений позиций каждой буквы.

Для того, чтобы дать представление о том, насколько отличается глубинное понимание имени от профанного, рассмотрим в качестве примера значение имени «Константин», не вдаваясь, впрочем, в подробности.

Любой современный именослов скажет, что перед нами имя латинского происхождения, переводимое как «постоянный». Что нам дает такая информация для понимания носителя этого имени? Может быть, все Константины устойчивы в своих взглядах, верны идеям, женам и т.п.? Как правило, жизнь показывает, что это далеко не так. Но если начать читать имя «Константин» само из себя, то перед нами развернется действительно потрясающая, многоуровневая объемная картина, каждый штрих которой формирует образ этого имени.

Имена содержат множество уровней прочтения. У каждого имени есть сакральное, тайное значение, которое определяет его половую принадлежность и сексуальную ориентацию. Этот уровень очень важен, так как через половое поведение часто можно определить и все остальные виды поведения. В основе всего лежит пол, и отношения с миром будут выстраиваться исходя из половой идентификации человека. Так вот, тайна имени «Константин» заключается в том, что оно не мужское, а женское. Код полового поведения Константина – выражаясь языком психоанализа — стремление к «Фаллосу». Пользуясь образами из физиологии, Константин есть «неоплодотворенная яйцеклетка, стремящаяся к оплодотворению». Поэтому основная ценность Константина — стержень, центр, «Фаллос».

Одним из уровней образного прочтения имени «Константин» будет «материк, медленно погружающийся в океан», поэтому для того, чтобы не затонуть вовсе, он постоянно нуждается в опоре. Исходя из этого формируется и его программа — зависимость от того, кто обладает таким стержнем, на кого можно опереться. Как правило, это «фалличные» женщины, под каблуком у которых Константины находятся. Зная основную ценность Константина, можно увидеть, что всякий выбор Константина, все его поведение подчинено поиску большего «Фаллоса».

Кроме того, мы можем выявить и основную задачу имени. Задача Константина – научиться принимать женское в себе и гармонично существовать в этом состоянии. Поскольку пока он будет отрицать женское в себе, он будет отрицать женское и в женщине рядом, а значит, будет искать себе женщину по типу «Матери» либо… мужчину.

Имя «Константин», как и любое другое, содержит огромный набор смыслов и значений, которые формируют реальность своего носителя. Перечислять их все в одной статье будет неоправданно, да и неэтично. Для иллюстрации возможностей, которые дает глубинный, сущностный подход к имени, вполне достаточно сказанного. Далее, что называется, «имеющий разум да уразумеет»…


Кастовость имени

Если внимательно рассмотреть имя «Александр», можно увидеть еще один аспект, содержащийся в значении имен — кастовость.

В первом прочтении, выходящем, однако, за рамки профанного «мужественный защитник, храбрец», мы увидим, что «Александр» означает «подобный созидающему Легу сын Друида». Это жреческое имя, что подтверждают и примеры из истории, в которой известно немало Александров царского, княжеского и волховского (жреческого) звания. И, что самое главное — даже поверхностный анализ письменных источников древности показывает, что простолюдинов таким именем никогда не называли. И для этого была веская причина. Имя должно быть «по плечу» своему владельцу, соответствовать его «кастовой принадлежности».

Сегодня многие проблемы в жизни людей возникают потому, что имя, которое они носят, им не по силам. Своего имени необходимо быть достойным. Человек полноценно живет только тогда, когда соответствует достоинству своего имени. Это соответствие определяется генетическим потенциалом, благородством, то есть тем, насколько полно его родовая система выполняла свое предназначение, а также тем, как его Предки решили те задачи, ради которых приходили на землю, насколько они осуществили свое призвание и насколько ладно и гармонично прожили свою жизнь.

Во избежание неверного понимания, сразу оговоримся, что кастовость – это духовное состояние рода, а не социальное его проявление. Социальное положение было когда-то следствием эволюционного. Затем, по мере усиления цивилизации и подавления культуры, произошло искажение и смешение этих понятий, но на уровне имени никаких изменений не произошло. Имя всегда отражает эволюционный уровень развития человека. Статусные имена показывают эволюционную зрелость. Родовой системе необходимо достичь определенных духовных вершин, чтобы быть достойным того, чтобы в нее пришло имя, подобное Александру. Иначе получается узурпация, в ходе которой представители рода, достигшего в своем развитии уровня «смерда», обладая большими внутренними амбициями и подсознательным желанием буквально подняться «из грязи в Князи», награждают своего ребенка царским именем. Но эта царственность ничем не подтверждена. В результате человек все равно не сможет подняться на уровень своего имени. Он постоянно будет блуждать в его низших проявлениях, страдая от неудач и непонимания, которые будет приносить ему такая двойственность. Именно поэтому Александры, не выдерживая заданного потенциала, очень часто превращаются в Шур, Саней и Саш (а это, как мы знаем, совсем другие имена).

Судьба у этих людей складывается довольно печально, потому что они незаслуженно присвоили себе статус. Все равно, что украли его, то есть стали самозванцами. А что делает жизнь с им подобными – известно. История показывает, что самозванцы долго на вершине не задерживаются. Не имея возможности подтвердить заявленный статус, они обязательно скатываются в самый низ. Присвоенное имя становится для них не благословением, а проклятием.

Особенно важно это знать тем, кто серьезно задумывается над выбором имени для своего ребенка, а также тем, кто по каким-то причинам решил сменить имя. Сегодня можно найти немало «консультантов», которые легко награждают клиентов новыми именами, часто именно статусными, не сообразуясь со многими важными нюансами, такими как родовая программа, значение прежнего имени и т.д. Последствия таких «переименований» ужасны. Рушатся судьбы, причем не только носителей незаконных имен, но и их родных и близких.

Яркий пример такого самозванства — Емельян Пугачев. Назвавшись Петром III, он действительно на какое-то время получил большую власть, – но умер позорной смертью, на плахе. Такой конец был тем более логичен, что имя Петр, в принципе, не царское. Петр – имя воинское, маргинальное. Петр I не был русским князем или царем. Он был «императором российским», потому что, будучи по сути Петром, не мог управлять сакральным государством по имени Русь, но только воинственной Российской империей. По этой причине при Петре Романове произошла маргинализация русского общества, а государство превратилось в военную машину.

Когда-то эти знания были общеизвестны, а потому у простолюдинов были свои имена, у князей – свои, у царей – свои, у волхвов – свои. Это не плохо и не хорошо. Подобное уложение всего лишь говорило о духовном состоянии общества, родовой системы и отдельно взятого ее представителя. Если человек был достоин высокого имени, если он мог поднять себя и род, он получал его. Но для этого необходимо было обладать сообразными задаче имени силой и волей. Поэтому когда родовая система притягивает имя, которого в ней еще не было, она делает это как раз для того, чтобы совершить с его помощью качественный скачок. Многие угасающие родовые системы сегодня будут возрождаться именно за счет появления новых, нехарактерных для них, имен, носителей необходимого статуса.


Культурология имени

Говоря о статусности имен, невозможно обойти и такой аспект, как культурологическое значение имени. С точки зрения культуры, пространство жизни неоднородно. Здесь есть сакральное, маргинальное, а также переходное пространства. В этих пространствах действуют совершенно разные законы существования, обусловливающие различный культурный статус.

В сакральном пространстве человек проявляет себя как «Хозяин». Это пространство культуры, семьи, закона Отца. Здесь значимы такие ценности как Жизнь, семья, дети и благополучие. Человек в этом пространстве проявляет себя как хозяин своего дела, как отец семейства. В сакральном пространстве реализуется «статусный» – направленный на продолжение рода – секс и звучит человеческая речь.

У маргинального пространства характеристики совсем другие. Это пространство войны, борьбы, конфликта, смерти, мужских инициаций. Здесь действует маргинальная сексуальность, не направленная на продолжение рода. В маргинальном поле культивируются ярость, бешенство, героизм. Это пространство, где мужчина и женщина существуют не как Бог и Богиня, а больше в зверином своем обличии. Если в сакральном пространстве мужчина — Супруг и Отец, то в маргинальном – любовник, герой, использующий звериный стиль жизни, звериный язык (ругань, брань). Если в сакральном пространстве значимо искусство слова, то в маргинальном – искусство боя.

Большинство имен прочно вписаны в какое-то одно культурное пространство: сакральное или маргинальное. Например, Георгий – маргинальное имя, а Всеволод – сакральное. Но наряду с ними есть и так называемые волховские имена, дающие своим обладателям способность одновременно существовать и в сакральном, и в маргинальном пространстве без вреда для своей психики. Одним из таких волховских имен является уже упоминавшееся нами «Александр».

Особая категория имен — статусно-неопределенные, или смешанные, имена. Они не могут полноценно реализовать себя ни в сакральном, ни в маргинальном пространстве, но при этом в них присутствуют знаки и того, и другого. Для таких имен важно, чтобы рядом с ними оказалось имя, четко вписанное либо в маргинальное, либо в сакральное пространство. Только так, попадая в зависимость от других, смешанные имена могут получить определенный статус и шанс для развития.

Вот почему очень важно правильно подбирать имена. Необходимо, например, чтобы первый ребенок, если он мальчик, был назван сакральным именем, потому что он, по сути – хозяин. Второй сын – по статусу воин, то есть может носить маргинальное имя. Раньше так и поступали. Сейчас, зачастую, поступают с точностью до наоборот: первого ребенка называют маргинальным, воинским именем, а второго – сакральным, и получают многочисленные проблемы, потому что по рождению их дети одни, а по статусу имени – другие. Возникают внутренние конфликты, которые не позволяют ребенку реализовать себя.


Сакральная социология

Учитывать значение имени важно не только для отдельного человека, но и для общества в целом. Имя создает определенные условия для развития жизненного потенциала как родовой, так и любой социальной системы, которую в контексте нашего изложения можно представить как антропонимическую. Антропонимические системы представляют собой ментальные карты общества, тождественные моделям того мира, который они описывают. А это значит, что каждое новое имя вносит свои коррективы в систему и подстраивает социальную матрицу к актуальному состоянию мира в его пространственно-временной развертке.

Другими словами, на общество, социум, предприятие можно посмотреть как на антропонимическую систему, или именное поле, в котором каждое имя, во взаимодействии с другими, несет определенную функцию, выполняет свою задачу. Если воспользоваться техническим сравнением, то социальную систему можно представить в виде электрической схемы, в которой есть трансформаторы — преобразователи, конденсаторы — накопители, резисторы — сопротивление и пр. Имя в подобной схеме можно сравнить с одним из таких элементов, проходя через который, ток жизни неким образом обрабатывается и передается следующему элементу в несколько измененном виде, влияя таким образом на функционирование всего социального устройства. В связи с этим, большое значение приобретает способность видеть, из каких имен состоит та или иная группа людей. Понимая, какие имена в ней доминируют, можно понять, что это за система, как она действует, что она способна породить и долго ли она проживет.

На нескольких предприятиях специалисты «Студии Имени» диагностировали и корректировали ситуацию именно через изменение именного поля, которое, в сущности, и определяет поведенческий алгоритм, способности, свойства и всю программу жизни той или иной организации. Но диагностика именного поля предприятий — только одно из проявлений социологического аспекта значения имени. Куда более масштабная перспектива открывается, если рассматривать все общество в целом как антропонимическое пространство.

Например, согласно статистическим данным, самое распространенное женское имя в мире — Анна. Анализируя этот, на первый взгляд, незначительный факт, можно сделать важные выводы о состоянии современного общества.

Начнем с того, что имя «Анна» несет в себе далеко не женскую суть. В структуре данного имени заложена программа отрицания женского в себе в пользу материнского. Материнского не в том смысле, что они – хорошие матери, а в психоаналитическом понимании, где Мать всегда властна, «фаллична» и стремится навечно оставить младенцами своих детей (что, по сути, означает уничтожить их). Такое глубинное понимание значения имени «Анна» дает нам куда больше, чем предлагаемый словарями перевод с древнееврейского – «благословенная». Для того чтобы убедиться в оправданности сущностной трактовки рассматриваемого имени, обратимся к истории.

Пророчица Анна — мать пророка Самуила, происходила из города Армаефма, состояла в супружестве с Елканой (Эльканой), мужем из колена Левина. Была неплодна, поэтому муж ее взял себе другую жену — Феннану. Святая Анна — в христианской традиции мать Богородицы, бабушка Иисуса Христа, жена святого Иоакима, родившая дочь чудесным образом после долгих лет бездетного брака. Анна Кашинская — тверская княгиня, святая (благоверная) Русской церкви. Известна как драматической прижизненной судьбой (гибель почти всех родственников, усобицы между ними), так и не менее сложными посмертными перипетиями (борьба времен раскола Русской церкви в XVII веке привела к деканонизации только что прославленной святой, первой на Руси акции такого рода). Анна Ярославна (Анна Киевская) — дочь киевского князя Ярослава Мудрого, супруга французского короля Генриха I, хоть и достигла вершины власти, став королевой Франции, но в личной жизни счастья не обрела, похоронив одного за другим трех мужей. Анна Бретонская — правящая герцогиня Бретани, королева Франции, королева Неаполя. Жена двух сменивших друг друга королей Франции: Карла VIII и Людовика XII. Самая популярная из правителей Бретани и самая богатая женщина в Европе своего времени. У Анны за семь лет было семь беременностей. Живыми родилось только четверо детей – все умерли в раннем детстве. Анна Австрийская — королева Франции, супруга Людовика XIII. Брак Людовика и Анны 23 года был бездетным, и только в 1638 × 1640 годах, после нескольких неудачных беременностей, у Анны родились два сына. В конце жизни Анна удалилась в монастырь.

Несчастливой матерью оказалась и Анна, королева Англии и Шотландии (первый монарх юридически объединенной Великобритании). Она имела от супруга 18 беременностей, но родила живыми только 5 детей, которые умерли в возрасте до 11 лет. Другая монаршая особа — Анна Иоанновна, российская императрица из династии Романовых. Была выдана замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма, но овдовела спустя 4 месяца. В 1730 году была приглашена Верховным Тайным Советом на российский престол как монарх с ограниченными полномочиями, но, разогнав Совет, забрала всю власть в свои руки.. Время ее правления позднее получило название «бироновщины», по имени фаворита, Бирона. Анна Элеонора Рузвельт — американский общественный деятель, супруга президента США (своего дальнего родственника) Франклина Делано Рузвельта. Принадлежала к феминисткам первой волны. Анна Ахматова — поэтесса, писатель, литературовед, литературный критик, переводчик. Ахматова известна своей трагической судьбой. Сама она не была в заключении или изгнании, но репрессиям были подвергнуты близкие ей мужчины: муж, Н.С.Гумилев, расстрелян, спутник жизни в 1930-е годы, Н.Н.Пунин, погиб в лагере, а единственный сын, Л.Н.Гумилев, провел в заключении более 10 лет. Анна Герман — певица. Своего отца Анна практически не помнила – когда ей было чуть больше года, его арестовали и сослали в лагерь, где он и пропал. Вскоре умер от болезни и младший брат Анны. Сама Герман на пике карьеры попала в страшную автокатастрофу, после чего долгое время провела на больничной койке. Умерла от рака после серии неудачных операций. Анна Политковская — журналист «Новой газеты», убита в октябре 2006 года.

Как видно даже по этим нескольким примерам трагических судеб носительниц имени «Анна», говорить об их «благословенности» не приходится. Но если в обществе как в антропонимической системе появляется все больше носительниц именно этого имени, значит, что-то такое есть в самом обществе. В связи с именем «Анна» можно диагностировать женскую программу современного социума как в большей степени сексистскую, в которой отношения между мужским и женским началом дисгармоничны. Исходя из нашей трактовки имени «Анна», мы можем сделать вывод, что современные женщины отрицают в себе женщину, не принимают свое женское начало, стремятся быть более мужественными, свидетелями чего мы сегодня и являемся.

О том, что происходит с мужской программой, можно судить по наиболее популярному у современных родителей имени для мальчиков. И здесь нас ждет очень интересное открытие, способное многое поведать знающему человеку. Если не так давно, например, в России, доминировало имя «Александр», то сейчас лидером стало имя «Даниил» — «отрицающий свою мужественность».

В таком положении нет ничего удивительного, если принять во внимание, что до недавнего времени мы жили в так называемую эпоху Темной Матери, когда мужское начало ослаблялось, табуировалось, обесценивалось и подавлялось. В этой эпохе наиболее ярко проявлялись имена лунной парадигмы (ктеические, материнские), в которых особенно сильно представлено влияние Темной Матери. Это было вполне обоснованно, так как с точки зрения матриархата идеальный мужчина – это женщина. Если внимательно проанализировать список современных мужских имен, то становится хорошо видно, что они, в большинстве своем, «мужские» лишь по форме, а по содержанию – женские, материнские. Этот факт вполне закономерен, если учесть, что имя определяет не только судьбу своего обладателя, но и то, из чего она складывается. А одно из главных слагаемых судьбы человека – его психологический пол. Поэтому появление большого количества «женских» мужских имен обусловлено тем, что Мать запрещает мужчине быть Мужчиной. Матери нужен не Мужчина, а сын или слуга для выполнения ее прихотей.

Материнские (Лунные) имена сегодня представлены наиболее сильно, а имена Отца, (Солнечные имена) – пока нет. Но ситуация уже начинает меняться, и на смену лунной парадигме приходит парадигма солнечная. Наступает эпоха Отца, в которую имена матриархального списка будут постепенно исчезать, а на первый план начнут выходить – и уже выходят – имена солнечного списка: подлинно мужские и подлинно женские.


Высший смысл

Говорить о значении и значимости имени можно бесконечно, как бесконечен процесс его познания. В имени — весь мир. Это универсальный языковой код, архетипический сценарий судьбы, представленный в виде образно-буквенного шифра. Но даже опираясь на те немногие данные, что приведены в статье, можно получить представление о том, как имя организует своего носителя по своему образу и подобию, и сделать вывод, насколько многогранно само имя, в котором содержатся закон и программа жизни человека, его ресурсы, идеология, сфера деятельности, имущественный ценз, пространство его влияния, половая принадлежность, статус, духовные и душевные возможности, состояние родовой системы и многое, многое другое.

В прежние времена все эти знания были уделом жрецов и посвященных. Сегодня тайное становится явным. То, что раньше было доступно только избранному кругу, выходит на поверхность и становится доступно для ищущих, так как наступает новая эпоха.

Ситуация в мире меняется. Меняется его именное поле. Претерпевает изменение и отношение к феномену Имени и его значению. В разные эпохи человек избирал разные позиции по отношению к нему. Сейчас заканчивается время, в котором имя воспринималось как ярлык или кличка. На смену ему идет период осознания значимости имен-смыслов, которые необходимы нам для практического понимания этой жизни, а затем и открытия за Именем его высшего смысла — быть путеводителем для Духа человека.

© Станислав Жаров
Григорий Решетников

www.imya.iism.ru

24 августа 2009, 15:22   •  Без категории

Еще совсем недавно люди в своем большинстве особо не задумывались как называть своих детей. Могли назвать именем полюбившегося актера или персонажа литературного произведения, именем химического элемента, трагически погибшего родственника, христианского мученика, аббревиатурой девиза и прочая. К имени относились как к апеллятиву, модной кличке, нужной только для того, чтобы хоть как-то определить человека и сформировать в нем кнопку для получения необходимой реакции. Если раньше такое отношение приветствовалось, и его можно было списать на информационный голод, то сегодня оно, по меньшей мере, неразумно и оправдания со ссылкой на дефицит знаний просто недопустимы. Мир меняется. Меняется вместе с ним и отношение человека к себе и тому, что находится за гранью его рационального восприятия. Время профанирования и дискредитации сакрального прошло. Человечество переступило порог новой эпохи, где игнорирование метафизических, духовных основ чревато исчезновением его с лица земли.

Поэтому подход к имени — сакральной формуле жизни — сегодня иной. Тому свидетельство неподдельный интерес к теме именаречения и более осознанное отношение к поименованию своих потомков. Ведь дать имя ребенку — это не только дать ему судьбу, но и создать определенные условия для развития жизненного потенциала всей родовой системы, которую в контексте нашего изложения, можно представить как антропонимическую. Антропонимические системы тем интересны, что по сути представляют собой ментальные карты Рода, тождественные моделям того мира, который они описывают. А это значит, что каждое новое имя вносит свои коррективы в систему, и подстраивает родовую матрицу к актуальному состоянию мира в его пространственно-временной развертке. Но это совсем не означает, что всякий раз актуальные состояния родовой системы и мира совпадают. В том-то и дело, что могут возникать серьезные погрешности и неточности, ведущие к плачевным результатам. И это связано, в первую очередь, с невежественным отношением к имени, как смысловому атому родового организма.

Воспользовавшись словами Ролана Барта можно сказать, что имя — это «смысловое образование, имеющее символическую природу», то есть в его буквенно-символических кодах зашифрована Книга Жизни субъекта-носителя имени. И не его одного, а всей антропонимической системы в целом, ибо она складывается из имен, ее составляющих.

Вариант  антропонимической  системы

По сути она — смысловое поле Рода, через которое осуществляется управление пространством событий всех его членов как по отдельности, так и вместе взятых, а так же уровнями возможностей и достижений, посредством доступа к родовому хранилищу силы и знаний. Другими словами, дать имя одному представителю Рода — изменить бытийно-сущностное состояние всей системы в целом. Здесь присутствует взаимовложенность процессов и наблюдается прямая аналогия: подобно тому, как буква вложена в имя, имя вложено в именную матрицу Рода; большое подобно малому, а малое большому. И смысловые паттерны образуются по схожим схемам и единому закону генерации систем. Смысл — всегда плод сочетания двух смыслообразующих элементов-символов. В имени — двух букв, в антропонимической системе — двух имен. В зависимости от того насколько гармонично эти элементы сопрягаются друг с другом рождается то или иное смысловое образование, та или иная смысловая парадигма. Появление нового элемента в системе как правило приводит к парадигмальному сдвигу, к изменению ее совокупных свойств в сторону регресса или эволюции. Это означает, что появившееся с рождением ребенка новое имя, оказывает на антропонимическую систему кардинальное влияние, переводя ее статус с одного уровня на другой.

Имя — это всегда набор квалификаций, которые, входя во взаимодействие с системой, реорганизуют ее потенциал в ту или другую сторону, расставляют новые смысловые приоритеты и создают качественно иной спектр системных свойств. То есть с каждым новым именем системные свойства меняются, что не может не сказаться на судьбе как системного организма в целом, так и отдельно взятого его представителя.

Более того, у каждого имени свои способности к образованию связей с другими именами. Качество связей тоже различно. Поэтому при выборе имени необходимо эти особенности принимать во внимание. Есть имена ослабляющие друг друга, есть, наоборот, усиливающие. Есть имена «лунные», есть «солнечные». Важно, чтобы они не входили в противоречие друг с другом. Особенно внутри единого именного кода — ФИО. Если фамилия у ребенка «солнечная», то и имя должно быть «солнечным», а не «лунным». Иначе могут быть проблемы даже на соматическом уровне. Имена одного списка, как правило, менее конфликтны, нежели имена разных списков. Хотя бывают и исключения.

Как уже говорилось, отношения между элементами системы неоднородны: они определяются законом взаимодействия, учитывающим структурные характеристики каждого из них, то есть характер взаимоотношений детерминируется характерами участников этих отношений, а, если быть более точным, — неким общим свойством, незримо присутствующим в них. Оно может иметь разный знак: как положительный, так и отрицательный. Этот знак, как и сами отношения, определяется именем. Проявившись в антропонимической системе, имя активизирует те или иные внутренние связи, которые, в совокупности, образуют некий рисунок напряжений, или иначе — узор судьбы. Каким окажется этот узор зависит от имени, привлекаемого в родовую систему.

Каждое имя решает минимум три задачи: индивидуальной эволюции субъекта-носителя имени, родовой и социальной. Оно полностью выполняет свою функцию при условии, что верно сориентировано внутри системы и ни одна из его задач не доминирует над другими. В противном случае, когда что-то перевешивает, ценностная структура имени деформируется и человек в чем-то начинает проигрывать, терпеть поражения и нужду. Это относится прежде всего к именам сориентированным на прошлое.

Если при выборе имени для ребенка родители руководствовались своими нерешенными проблемами или комплексами, тайными желаниями или непрожитыми возможностями, то новое свойство, которое обретет система вместе с новым именем ребенка будет ориентировать ее на реализацию прошлого в настоящем. То есть она будет решать задачи вчерашнего дня и, тем самым, отставать на шаг, а, может и больше, от дня сегодняшнего. Ее актуальное состояние не будет совпадать с актуальным состоянием мира. Мир будет ее — в лице конкретного представителя Рода — постоянно опережать, обесценивая усилия этого потомка как несвоевременные, несоответствующие задачам развития мира в данный промежуток времени.

Задачи прошлого решаются при помощи имен, вписанных в хронотоп появления этих задач. Здесь наблюдается великое противоречие: вместо того, чтобы продолжать линию родовой эволюции в будущее, собственно ради чего он и пришел в этот мир, потомок, находящийся во власти данного ему имени, заворачивает ее в петлю, помещая целевой пункт своего индивидуального развития в одну из точек прошлого. Невольно складывается впечатление, что те, кто совершают подобное, вкладывают в термин «потомок» несколько иной смысл: тот, кому надлежит исполнить то, что его предшественниками отложено на потом. То ли в силу духовной лени, то ли умственной недостаточности. Поэтому очень важно давать имя ребенку из списка имен, соответствующих эпохе, в которой ему предстоит жить и развиваться, сориентированных на будущее. Тогда у родовой системы есть шанс выйти на новый виток эволюционного становления и стать необходимой миру для совместного с ним решения актуальных задач.

До совсем недавнего времени мы жили в эпоху Темной Матери. Оттого наиболее ярко проявлялись имена лунной парадигмы, так называемые, ктеические имена, в которых особенно сильно представлена матричная структура Темной Матери. Теперь ситуация изменилась: на смену лунной приходит парадигма солнечная. Наступает эпоха Отца: Смысла и Живого Слова. Имена матриархального списка постепенно начинают терять свою актуальность. Человечество взрослеет и обретает внутреннюю силу для встречи с энергиями нового уровня, а, значит, появляется необходимость в новых именах: с иной сущностной природой. Теперь на первый план начинают выходить имена солнечного списка. И поэтому у многих родителей возникают проблемы с именаречением своих детей. Они чувствуют, что дети, приходящие в этот мир, другие, и те имена, которыми так успешно пользовался мир еще вчера, уже им не соответствуют. Это не значит, что нужно придумывать что-то заново. Это значит, что нужно обратить свой взор в те времена, когда солнечная парадигма главенствовала и определяла смысл жизни человечества. Необходимо вспомнить хорошо забытое старое. И все встанет на свои места.

© Станислав Жаров

"Студия Имени"